Вход
  • Уведомлений нет.
Клик - клик! Сообщение!
gazeta.a42.ru

Маркес, танцы и вечная осень: кемеровчанка о работе в Колумбии

17 февраля 2017, 13:25 0 1713

Как часто мы думаем: «Вот бы бросить всё и отправиться…» Куда? Порой направление не имеет значения, есть только страстное желание изменить свою жизнь, самого себя, а может быть, и мир вокруг. Но только немногие на самом деле решаются это сделать.

Кемеровчанка Виктория Шкатулова три месяца прожила в Колумбии – она работала там в одной из школ в бедном районе.

Что такое Колумбия сегодня, как туда можно попасть (и нужно ли), о местных особенностях, приключениях и своей работе – в нашей беседе.

 

Один большой квест 

 – Как занесло тебя в такие дальние края?

– Вначале я просто хотела куда-нибудь уехать. Неважно было, куда. Просто попробовать что-нибудь новое. И ещё очень давно шутила: я поеду в Африку учить детей английскому языку. Ну а это, конечно, не в Африку. Но… Так получилось, что я подписала договор с AIESEC и, соответственно, искала у них стажировку.

– AIESEC – это что такое?

– Международная волонтёрская организация студентов и недавних выпускников вузов. До этого я искала стажировку около двух месяцев, а с этой организацией всё получилось очень быстро: мне предложили поехать по программе, на следующий день я уже прошла собеседование и меня одобрили. Сказали: «Есть возможность через неделю поехать в Колумбию на три месяца». «Да, конечно, а почему нет?» И я как-то не успела подумать (смеётся), не успела ничего больше узнать, а сразу согласилась. И через неделю была там.

– А если бы успела подумать, не согласилась бы?

– Может, и нет. Потому что столько всяких страстей рассказали про Колумбию, когда я уже практически сидела в самолёте. У нас много плохого знают про эту страну. Знают, что там очень много наркотиков, очень опасно на улицах. И что вообще лучше туда не ехать. В принципе, всё правда. Поэтому, может быть, если бы знала заранее, то и не поехала бы (смеётся). Ну а так мне очень понравилось.

– Насколько оказалось «всё плохо»?

– Так или иначе, но Колумбия – это нормальная цивилизованная страна. Там можно выходить на улицу, наркотики тебе не будут «втюхивать» на каждом углу. Но да, страна достаточно опасная. Тем не менее красивая и интересная. В испанском языке есть выражение «не давай папайю». Это значит «не будь идиотом». Не хлопай глазами, не рассматривай небоскрёбы, и тогда есть вероятность, что тебя никто не обворует.

– Ты ведь училась в Австралии, потом в Швейцарии. Тебе как-то помог твой опыт?

– Конечно. На любом новом месте проще адаптироваться и жить, если у тебя уже был подобный опыт. Это и опыт жизни отдельно от родителей, когда они далеко и в другом часовом поясе, опыт выживания самостоятельно, опыт отыскивать решения, разбираться с непонятным. Колумбия – это вообще один большой квест. Начиная с того, что надо было купить sim-карту, которая работает не так, как у нас, тарифы её работают не так, как у нас. Заканчивая тем, что надо как-то открыть счёт в банке и как-то разобраться с деньгами, которые считаются у них в миллионах. Всё это интересно, и за счёт того, что я ездила до этого, было именно «интересно», а не становилось: «Ааа, заберите меня отсюда!».

– А были моменты, когда хотелось так закричать?

– Были моменты, когда было сложно. Но никогда не было такого, что «всё, я собираю чемоданы и уезжаю».

– А из-за чего было сложно? Проблемы на работе?

– Бывали моменты, когда казалось, что я не учитель, что «заберите меня отсюда», что «никогда больше не буду работать в школе». Тяжело было с людьми. Потому что они, вроде, хорошие, открытые, добрые, но они все говорят по-испански. А я, когда приехала, плохо говорила по-испански. Вплоть до того, что снимала комнату у человека, который не говорил по-английски, но разговаривал очень много, быстро, темпераментно. Я понимала всего процентов тридцать из того, что он говорил. А ведь я думала, что прекрасно говорю по-испански. Это была большая ошибка (смеётся).

 

Дети, школа и английский 

– Сильно ли отличаются люди там от нас?

– Внешне очень отличаются.

– А не внешне?

– Они «горячая испанская кровь», хотя и не испанцы. Все вечеринки – это обязательно танцы. Если они разговаривают, то громко кричат и машут руками. Они очень гостеприимные, даже больше, чем мы. За пару дней те, с кем я знакомилась, могли стать лучшими друзьями, звать: «Пожалуйста, приезжай к нам домой, мы всегда тебе рады, ты просто член семьи». У нас такого нет.

– И всё это по-настоящему, всё искренне?

– Да, это не наигранно. Они действительно такие.

– А дети?

– Дети, мне кажется, везде одинаковые. Я работала в не очень хорошем районе с детьми, соответственно, из не очень благополучных семей. Но они стараются. Все разные. Были такие, что всегда рядом со мной или с учительницей: и мел подать, и всё подсказать, и на доске написать, и что-то ещё сделать. Я про себя думала: «Дети, как вас не бьют после этого в коридоре? Нет, я-то вас обожаю, но вам не опасно после этого выходить из класса?». А были такие, которым на всё наплевать. Особенно маленькие. Могли прыгать по столам, прятаться под партой во время урока. У нас в классе были на полу подушки, на которых можно было сидеть. Так что и подушками на уроке дрались. Самым любимым развлечением было взять подушку, залезть под стол и смотреть из-под стола, сидя на подушке, мультик.

– Как у вас с ними сложились отношения?

– Хорошо. Тяжело было только иногда понимать, что они говорят. А так дети как дети.

– Чем отличается и чем похожа колумбийская школа на русскую?

– У них несколько учебных смен. Мы, стажёры, работали в две. Но после нашего ухода ещё шли занятия вечерней смены. Это не смены для взрослых, обычные.

– Какого возраста были твои ученики?

– Разного. С первого класса и до восьмого. В первый класс у них идут в том же возрасте, что у нас. Но у нас на уроках сидели не по классам, а по циклам. Например, первый цикл – это первый и второй классы вместе, второй – третий и четвертый, и так далее.

– На каком языке вы с ними общались?

– По идее я должна была говорить с ними по-английски. Ведь я приехала туда, чтобы учить их английскому языку на английском языке. Но это было нереально. Поэтому мы говорили на какой-то смеси английского и испанского. Я учила их русскому в конце уже. Было интересно. Русский им понравился. 

 

Прийти «по колумбийскому времени» 

– Расскажи о вещах, которые тебя больше всего поразили уже как «местного жителя».

– Все колумбийцы всегда опаздывают. Мы даже придумали для этого специальный термин «колумбийское время». Прийти по колумбийскому времени – значит, опоздать часа на два. И это считается нормальным. Опоздание на 10–15 минут вообще не считается сколько-нибудь значимым. Они опаздывают надолго. Например, если написано, что вечеринка начнётся в семь часов, значит, она начнётся в 11. Если кто-то назначил тебе встречу в восемь, жди его с девяти. В школе у детей всё так же. И к этому относятся нормально.

– Ты быстро подстроилась?

– Очень долго не могла привыкнуть и, мне кажется, так и не привыкла. Хотя и начала сама опаздывать.

Ещё, так как Колумбия находится близко к экватору, там будто вообще нет сезонов: погода не меняется, длина ночи и дня не меняется. И в Боготе всегда холодно, будто всё время осень. Как наш сентябрь или октябрь. А на побережье всё время лето и очень жарко. В столице днём максимум 15–20 градусов, а ночью всегда очень холодно. При этом построено всё из «холодных материалов», и помещения обогревать просто не принято. Чисто по-колумбийски: «Холодно? Ну, холодно. Дождь идёт? Значит, дождь идёт. Жарко? Ну, жарко». Делать с этим что-то не принято.

– Своего рода дзен какой-то.

– Да. Они просто «не парятся». Каждый день своего рода День сурка. Солнце встаёт в шесть утра, заходит в шесть вечера и быстро. Как только стемнело – Колумбия становится опасным местом. При этом я работала до шести. Так что каждый день домой возвращалась по темноте.
Когда идёт дождь, вся жизнь останавливается. В Колумбии очень много часов, которые не идут. Это часы на башнях, в магазинах и так далее. Мы с коллегой даже вывели теорию, предположив, что люди просто ориентируются по солнцу. Оно ведь каждый день совершенно одинаково в их широтах движется. А когда идёт дождь, им ориентироваться сложнее: солнца-то нет. Поэтому они опаздывают в это время ещё больше (смеётся).

– Прямо иллюстрация из «Ста лет одиночества» Маркеса.

– Он же как раз оттуда, местный. Мы даже были в его музее. Там очень интересно.

Так как сезоны в Боготе отличить один от другого очень сложно, видимо, поэтому люди там так сильно любят праздники и саму подготовку к ним. Возможно, с их помощью они могут хоть немного чувствовать течение времени. Они шьют костюмы, готовят декорации, ставят танцы. Иногда за много месяцев до самого праздника. Какой-нибудь День любви и дружбы в школе мы с детьми отмечали целый месяц: мастерили поделки, открытки, украшали кабинет. Один праздник сменяется другим. К Рождеству мы с детьми начали готовиться уже 1 ноября. Сняли украшения после Хэллоуина и тут же начали готовиться к следующему празднику. Они очень много танцуют. Везде вы услышите латиноамериканскую музыку. И только её.

В Боготе всё намного больше, чем кажется. Например, любой музей: если ты видишь его снаружи, он может быть самый обычный. Но внутри у него лабиринт, ещё каких-нибудь пять залов, и всё просто не обойти. Торговые центры: смотришь на него – самый обычный. Заходишь – и оказывается, что там есть ещё переход в это здание и ещё в это, а потом в это… Всё огромное. Огромные порции – они очень много едят. От очень многих людей я слышала, что они приезжают в Колумбию поесть. Еда вкусная, разнообразная.

Богота разделена на шесть районов, но сами районы входят в три больших сектора: север, юг и центр. Север – это зажиточная часть, там живут богатые люди, там широкие улицы и высокие дома, чистота везде и нет бездомных. Эта часть похожа на какой-нибудь большой и красивый мегаполис.

Центр – это исторический район. Там очень много университетов, музеев. В нём смешение стилей, времён: есть высокие дома и низкие, старые и новые. Там очень много бездомных. Бывает так, что ты идёшь по улице, и первые 20 метров – это нормальная улица, а потом невидимая черта, и ты уже в опасном районе. На несколько метров. А потом снова нормально. И ты просто должен знать такие вещи: здесь лучше не ходить, а здесь нужно перейти на другую сторону улицы.

Третий сектор – это юг, трущобы. Он состоит из бесконечных лабиринтов маленьких домиков. Внутри юг тоже поделён на зоны: какие-то очень опасные, а какие-то вполне ничего. Опасные – значит, сунься туда просто так, и, скорее всего, тебя убьют. Нормальные – в принципе, ты там можешь погулять, и, возможно, тебя даже не сразу ограбят.

– В каком из секторов ты жила и работала?

– Жила в центре, а работала на юге. Хотя и в хорошем районе юга, который не очень далеко от центра. И школа у нас была хорошая, пусть и в бедном районе. Директор школы делал для неё всё, что только возможно: они участвовали в разных программах, соревновались за гранты. При мне одну девочку по какой-то программе отправили учиться на год в Лондон. Здесь меня часто спрашивают, были ли у детей сотовые телефоны, например. Были, но далеко не у всех.

 

«Если ты читаешь книгу с планшета – не читай книгу с планшета» 

– Какие советы ты можешь дать собирающимся туда?

– Помнить, что Колумбия – это опасная страна. Особенно столица. Например, если ты разговариваешь по телефону, держи его у уха очень крепко, желательно двумя руками. Его очень легко могут выхватить и убежать. Если ты с портфелем – неси его спереди. Если у тебя есть деньги – прячь их как можно дальше. Например, девушки прячут деньги и карты за лифы. Если ты читаешь книгу с планшета – не читай книгу с планшета, нельзя показывать, что он у тебя есть. Там никто не ходит с фотоаппаратами, разве что туристы. Потому что никто не показывает, что у него есть, ведь это однозначно украдут. Если немного отъехать от Боготы, на побережье или в соседние исторические маленькие городки, там уже можно встретить людей с планшетами или фотоаппаратами.

– С какими трудностями тебе пришлось там столкнуться?

– Если что-то нужно сделать, просто готовься к тому, что это будет сложно. Но в какой-то момент просто перестаёшь к этому относиться как к серьёзной проблеме. Одно из последних, с чем я столкнулась – нужно было купить билеты для перелёта внутри Колумбии. Летать внутри страны там дёшево, но купить билет – это квест. Так как для покупки нужна только специальная банковская карта, которой у меня нет. А если нет такой карты, то можно зарезервировать билеты в особом месте, распечатать их особым способом в другом особом месте и за определённое количество времени оплатить, но только наличными деньгами и только в определённых точках. А после этого зарегистрировать билеты определённым образом… Но на третьей ступени всего этого «определённого» я решила, что проще просто поехать на вокзал и купить билеты на автобус.

– Это ты путешествовала уже после окончания программы?

– Да, ещё две недели. И из них 10 дней по Карибскому побережью.

А за четыре дня до отъезда обратно мне позвонили и сказали, что моих билетов больше нет, а поменять их нельзя. Я покупала билет авиакомпании, которая летала через Португалию. Но внезапно выяснилось, что через Португалию они больше летать не могут, и все эти направления просто отменили. Деньги вернуть обещали через 50 дней. То есть ни билетов, ни денег. А перед Новым годом самые дорогие билеты. У меня был вариант остаться на месяц или два и подождать дешёвых билетов. Но тем не менее я уехала.

– Что оплачивала тебе организация?

– Они платили мне зарплату. А всё остальное: жильё, билеты – я покупала сама.

– Привезла какие-нибудь сувениры?

– Когда я уезжала из Колумбии, меня заставили оставить чемодан в Боготе из-за покупки новых билетов и каких-то трудностей с пересадкой. Поэтому я взяла только ручную кладь, совсем немного вещей. Зато вернулась с хорошими воспоминаниями. А сувениров осталось совсем немного, так что всем я показываю деньги и банковскую карту.

– Как это путешествие изменило тебя?

– Я ко всему стала проще относиться. Ко всем жизненным «квестам» и мелким проблемам.

– Многие люди хотели бы сделать что-то такое: отправиться в экзотическое место, начать менять своё мировоззрение, возможно, открыть в себе какую-то новую грань. То есть не просто побыть туристом, а поработать там. Но боятся. Какое бы напутствие ты им дала?

– Не бояться. Я считаю, что всё, что происходит, оно происходит по какой-то причине. И всё хорошее, что случается, находит тебя само. Просто нужно дать этому шанс. Не думать слишком долго, не принимать решение слишком долго. Чтобы прыгнуть с парашютом, нужно выпрыгнуть из самолёта. Это тяжело и сложно. Но пока не выпрыгнешь – не полетишь. 


оставить комментарий

Отмена

Новости Кузбасса

Обсуждаемое

Интересное на а42.ru

MEDIAMETRICS

Яндекс.Метрика