Вход
gazeta.a42.ru

Спасти Доминика: как жители двух стран помогают кузбасскому бельгийцу

29 января 2019, 17:46 3516

Бельгиец Доминик Тэс из Кемерова сражается с лейкозом. Вместе с женой Надеждой и маленьким сыном он уехал на родину, чтобы найти донора для пересадки костного мозга. Операцию сделают за границей, она стоит 3 миллиона рублей. Больше половины этой суммы у семьи уже есть. Деньги собрали жители двух стран, где любят и знают Доминика — Бельгии и России. А42.RU поговорил с семьей о поддержке кемеровчан, борьбе с онкологией, предстоящей операции и вере в чудо.

Бар, который стал домом

Если Россия началась для Доминика с большого путешествия на мотоцикле «Урал» через всю страну, то Кемерово — с любви. Это родной город Надежды, его жены. Сначала он увёз её вместе с четырёхлетней дочерью Антониной в родную Бельгию, чтобы спустя пять лет вернуться в Россию — уже навсегда. Здесь они открыли семейный бар «Бельгия», в котором больше пяти лет Доминик лично встречал гостей за стойкой. И готовил так же вкусно, как на его родине.

— Мы относимся к нашему бару, как к дому. Когда в Кемерово вернулись, у нас здесь жилья не было. Все свое силы и время мы вкладывали в «Бельгию». И наши дети были всё время рядом с нами. Антонине было девять лет, она даже нам на кухне помогала, а Николаю только исполнилось восемь месяцев, — вспоминает Надежда.

— Помню, что манеж малыша стоял между кухней и залом. Он за нами наблюдал, улыбался, иногда даже засыпал — и мы оставались в баре на ночь, чтобы его не будить, — добавляет Доминик. — И нам всегда было там хорошо. Мы очень любим это место. Там вся наша жизнь.

В баре и правда почти домашний уют. Сюда Доминик привёз одну из семейных реликвий – награду, которую получил дедушка. На одной из полок стоит фигурка со свадебного торта — маленький мотоцикл, напоминающий «Урал». Они с Надеждой оба выбрали в своё время именно его, а потом на одинаковых мотоциклах приехали на байкерский фестиваль. Это сыграло немалую роль в истории их любви, которую мы в А42.RU уже рассказывали.

Но «Бельгию» пришлось оставить, когда в декабре 2018-го Доминик заболел. Супруги приняли на работу управляющего и второго бармена, чтобы они выполняли задачи, которые прежде брали на себя сами. Теперь бар практически не приносит дохода.

— Мы много не зарабатывали. Наша прибыль невелика, этого нам хватало на поддержание работы кафе и на жизнь, причём довольно скромную. Только в прошлом году мы смогли накопить на первый взнос и оформить ипотеку, до этого жильё было съёмным. Сейчас основной доход «Бельгии» мы направили на зарплату двух новых сотрудников. Для нас важно, чтобы бар, который мы любим, жил. Это наше детище. Сначала думали, что закроем его на время лечения Доминика, но тогда оборудование придётся где-то хранить – на это средств нет. Так что пусть он работает и дальше, — объясняет Надежда.

Она говорит, что сейчас посетители бара почти каждый день спрашивают, как у Доминика дела. В «Бельгии» оставляют деньги на его лечение и просят передать ему слова поддержки. Надежда благодарна друзьям и знакомым из Кемерова, которые помогли ей справится с потрясением, когда она услышала о диагнозе мужа. Ей до сих пор тяжело вспоминать эти дни.

Донор из Бельгии

— В ноябре Доминик простудился, у него была температура. Мы подумали тогда: ну, с кем не бывает? Когда болезнь уже отступала, у мужа разболелась голова. Как обычно, он принял обезболивающее. Утром проснулся — кожа пожелтела. Я настояла, чтобы Доминик обратился к больницу, анализ крови насторожил медиков. Почти три недели заняли обследования, — рассказывает Надежда.

Гематолог сообщил диагноз 7 декабря — миелобластный лейкоз, или рак кроветворной системы. Уже на следующий день Доминик должен был лечь в больницу в Кемерове и начать первый курс химиотерапии.

— Тогда же врачи сообщили мне, что Доминику нужна операция по пересадке костного мозга. Она очень опасная, серьёзная и дорогая. Самое сложное — найти донора. И для Доминика в России это практически невозможно. Наша база маленькая и молодая, в стране множество малых народностей. К тому же у Доминика другая генетика, он ведь бельгиец. Поэтому операцию лучше сделать на его родине, где больше шансов на совпадение. Так советовали медики, — делится Надежда.

— Могут подойти и мои родственники. В Бельгии живут мои родные брат и сестра. А ещё двоюродные. Моя мама выросла в семье, где было 12 детей. Шанс есть, — добавляет Доминик.

Надежда поясняет, что везти материал для пересадки из Бельгии в Россию рискованно, но этот вариант семья тоже рассматривала.

— У нас есть только двое суток на доставку костного мозга. Врачу пришлось бы лететь за границу, где обследуют донора и возьмут его материал. Затем в специальном боксе везти его в Россию. Это очень затратно. Отмена или перенос рейса — всё, материал испорчен, операция отменяется, — говорит она. — В Бельгии мы сможем вызвать в больницу донора из другого города. Здесь их много. Хотелось бы, чтобы и в России база расширялась. Чем больше появится новых доноров, тем больше жизней можно будет спасти.

Доминик Тэс несколько лет назад получил звание почётного донора. Когда сдавал кровь, он не думал, что однажды заболеет сам — просто хотел помочь людям. Когда самому Доминику понадобилась кровь, на помощь пришёл весь Кемерово. И это было только начало.

Город Надежды

В Бельгии операция по трансплантации костного мозга обойдётся в 40 000 евро, или 3 миллиона рублей. Доминик – гражданин этой страны, но на протяжении восьми лет здесь не жил и не оплачивал страховку. Если застраховаться сейчас, защиту можно получить от любых заболеваний, кроме лейкоза — таков закон. В России Доминик остаётся иностранцем, поэтому благотворительные фонды не могут ему помочь.

— Когда я услышала от врача сумму в три миллиона рублей, была в шоке. Только и думала, что нам этих денег не собрать. Продать квартиру? Это невозможно, мы недавно заплатили первый взнос и не выкупили ещё и прихожей. У нас есть земля в собственности, где мы хотели построить дом. Но покупателя на неё мне до сих пор не удаётся найти. А деньги нужны как можно скорее, времени мало, — рассказывает Надежда. — Я была в отчаянии.

Друг написал Надежде: «Открывай сбор в соцсетях». Она засомневалась. Думала, что сумма слишком большая – мол, не получится ничего. Но номер карты человеку дала. Друзья Доминика сделали первые посты в Facebook и во «ВКонтакте» сами.

— Я приехала в больницу к Доминику. Мы оба были подавлены, страшно переживали, молча держались за руки. И я слышу: «Дзынь-дзынь». СМС-ки приходили одна за другой. На ваш счёт поступили 150 рублей, 500, 1000… Я ничего не понимала. А потом посыпались сообщения: «Доминик, выздоравливай!», «Верю, что вы поправитесь», «Мы верим в тебя». Я читала их мужу вслух, одну за другой, называла имена людей. Многих из них мы не знали. Помню, как посмотрела на Доминика, а он плачет. Говорю ему: «Ты поправишься, всё будет хорошо». А он мне: «Я не поэтому. В который раз убеждаюсь, какие в России отзывчивые люди». 

— Спасибо вам всем, мы бы без вас ни за что не справились. Мне эта поддержка и слова придают сил, я могу бороться дальше, — говорит Доминик. — Когда по России ехал, поражался, какие все добрые и открытые. Меня в разных городах люди приглашали в гости, к себе домой, усаживали за стол. В Европе такого не встретишь. Мне тогда впервые захотелось поселиться здесь.

На родине сбор средств ведёт сестра Доминика, Ванесса. На сегодняшний день удалось собрать 1,7 миллиона рублей — это уже больше половины. Свой вклад внесли более 800 человек из России и Бельгии.

— Кто-то переводит 50 или 100 рублей, кто-то — по несколько тысяч. Любая помощь важна. Иногда люди говорят: «Да что я своими 100 рублями сделаю…». Многое! Из небольших сумм всё и собирается. Важно, что вы не проходите мимо. Мы очень благодарны каждому. Часто откликаются незнакомые люди. У меня раньше не было подруг с именами, например, Карина или Лия. А от них пришли переводы, — делится Надежда. — Я хочу сказать всем «спасибо», потому что благодаря вашей поддержке мы верим, что всё получится. 

День рождения в закрытом боксе

Химиотерапия продлилась неделю, ещё через семь дней из-за побочных эффектов пациенту стало настолько плохо, что врачам пришлось поместить его в изолированный бокс. Любая инфекция в те дни могла быть губительной.

— С 21 по 26 декабря Доминик не мог встать с постели — температура поднималась до 40 – 41 градуса. Сбить препаратами её не получалось, помогали только обтирания спиртово-водным раствором. Это реакция на лечение. Химия уничтожает всё: и плохое, и хорошее. Убитые раковые клетки засоряют организм. Иммунитет падает, количество тромбоцитов в крови снижается, — объясняет Надежда. — Сил у Доминика не было ни на что. Он не мог держать телефон, когда мы разговаривали – клал его на подушку, включив громкую связь. То в жар его бросало, то бил озноб — я слышала, как у него губы дрожат, и мне становилось больно. Муж из последних сил держался, а потом просил положить трубку: «Прости, не могу больше говорить». И я понимала, насколько ему плохо, плакала от бессилия – меня к нему не пускали.

Надежда стояла под окнами больницы в надежде увидеть мужа. Накануне своего дня рождения он смог помахать ей рукой из окна. В сам праздник, 27 декабря, ему стало лучше.

— Доминик словно ещё раз родился, в 43 года, — вспоминает Надежда. — Мы разговаривали, он смотрел на меня из окна. Ему много звонили друзья и родные. Он снова улыбался. 4 января врач меня обнадёжила – мол, до этого момента 50% не доживают. Если не умерли, то всё теперь будет хорошо. А 7 января, на Рождество, меня впервые пустили к мужу в палату. Мне трудно было его узнать — он похудел почти на 17 килограммов.

В Кемерове врачи говорили Надежде, что первая химиотерапия — самая трудная, дальше будет легче. И они с Домиником верят, что справятся со всем, что их ждёт.

Что дальше?

Сейчас Доминик, Надежда и их сын Ник находятся в Бельгии. Дочь осталась в Кемерове, ей в этом году предстоят выпускные экзамены. Больница находится в Лёвне, там же семья ищет жилье — от родительского дома до стационара ездить далеко. Лечение начнётся уже в ближайшее время.

— У Доминика взяли кровь на анализ. Когда будут результаты, врач сообщит, готов ли он к типированию (поиску донора. — Примеч. ред.). Если компонентов нужных в крови не хватает, нам придётся ждать или, возможно, проходить ещё один курс химиотерапии. В любом случае, немного времени до операции ещё есть — сбор средств продолжается.

Квартиру для семьи арендует социальная служба. Это стало возможным благодаря трудовому стажу Доминика в Бельгии, здесь он проработал более 15 лет. Обстановку для временного пристанища помогли найти друзья и знакомые. Надежда обратилась за помощью в группу «Русские в Бельгии» в соцсетях.

— Деньги нужны на лечение, а нам потребуется мебель, посуда. Мы попросили у людей отдать ненужное даром или в аренду на полгода. Теперь у нас уже есть диван, тумбочка и много чего ещё. Нас и здесь поддержали. От этого тепло на душе. 

Как помочь Доминику?

Вы можете перевести любую сумму на карту Надежды, жены Доминика. Её номер указан в её социальных сетях – «ВКонтакте» и Facebook.


комментарии

MEDIAMETRICS

Новости Кузбасса

MEDIAMETRICS

Интересное на а42.ru

Загрузка...
Восстановление пароля
Регистрация
В апреле в Кемерове начал работу обновлённый сервис заказа такси «Лидер»

Стал очевидцем события или происшествия? Скорее высылай фото или видео и получай вознаграждение!

В случае публикации вознаграждение составит 500 рублей.

Прикрепить файлы
Максимальный размер файлов — 60 Мб Типы файлов — jpeg, jpg, gif, png, qt, mov, avi, mp4, mpeg, mpg, webm, ogv, 3gp

Яндекс.Метрика