Вход
gazeta.a42.ru

Про это: кто должен заниматься половым воспитанием детей

Долгие годы в России идут споры о том, кто должен заниматься половым просвещением детей. Одни говорят, что за это должны отвечать родители, а другие уверяют — школа и учителя.

Корреспондент A42.RU Катерина Фролова разобралась, в какой стране система полового воспитания считается чуть ли не идеальной, почему в России до введения подобных уроков до сих пор не дошло и кто вообще должен рассказывать детям про «это».

Зарубежный опыт

Просвещение в сексуальной сфере есть почти во всех школах почти всех стран мира. Во Франции такие уроки являются частью школьной программы — 30-40 часов полового воспитания, раздача презервативов ученикам 8-9 классов обязательны. В Польше после сопротивления католической церкви всё-таки удалось ввести половое просвещение в образовательные учреждения, но, если родители не согласны, могут написать специальный отказ от подобных занятий. В Британии и вовсе ввели уроки про онанизм для шестилетних детей.

В США воспитание подростков делится на два типа: полное половое просвещение и ограниченное воздержанием. Если первое является чуть ли не показательным — детям рассказывают о контрацепции, ЗППП, сексуальной активности, то второе заставляет подростков воздерживаться от секса до брака, а информации о предохранении учителя не дают. Как результат — более половины новых случаев ВИЧ в Америке возникали раньше 25 лет из-за незащищённого секса. Эксперты Американской психологической ассоциации пришли к выводу, что полное половое просвещение имеет больше смысла, нежели запрет на внебрачные сексуальные отношения.

Модель полового воспитания в Нидерландах признана эффективной. Показателем результативности является самый низкий уровень подростковой беременности в Европе, что объясняется частым использованием методов контрацепции среди юношей и девушек. С 1970-х половое воспитание преподают в рамках уроков биологии, а уже в начальной школе обсуждают сексуальность и контрацепцию. Правительство страны давно признало, что отрицание хуже просвещения, поэтому рекомендовало школам прививать ученикам навыки осознанности, особенно что касается сексуальности. Толчком для таких рекомендаций стало распространение СПИДа — учителя вынуждены были стать откровенными.

Но и это ещё не всё. Голландские учёные считают, что положительно сказались открытый диалог в СМИ о сексуальности и конфиденциальность в системе здравоохранения. Но самое главное — родители не боятся говорить с детьми об ответственности, которую те на себя берут, собираясь заняться сексом впервые.

Половое воспитание в России

Настоящая сексуальная революция произошла в первые годы советской России. Тогда ввели декрет о гражданском браке, разрешили аборты, декриминализовали, хоть и ненадолго, гомосексуальность и упростили систему разводов. Половое воспитание шло со страниц газет — мужчин и женщин учили личной гигиене и другим аспектам. А в 20-х годах открылся экспериментальный детсад, где детей учили не сдерживать интерес к сексу. Их не ругали за онанизм, а объясняли природу физиологии — по принципам Фрейда. Долго такой сад, постоянно подвергавшийся критике за чрезмерное откровение, не продержался.

Потом только в 80-х учителя стали открыто говорить о сексе. Появились курсы «Гигиеническое и половое воспитание» и «Этика и психология семейной жизни». Это было связано с открытием СПИДа. Учителя рассказывали о профилактике венерических болезней, но важную информацию дополняли такими высказываниями: «Если с курящими юноши и мужчины общаются охотно, то замуж их берут не столь охотно» или «Стремление представителей мужского пола носить прическу, приближающуюся… к традиционно женской, не может не вызывать недоумения». Программу свернули через два года, но тем не менее она была прорывом: стало ясно, что кроме общественной жизни, у советских людей есть ещё и личная, сексуальная.

В 1994 году президент Борис Ельцин утвердил программу «Дети России». Существовала подпрограмма «Планирование семьи», на что выделили 2 миллиарда рублей для создания учебных пособий по половому воспитанию. Работа над этой программой нашла серьёзное сопротивление общественности, СМИ и церкви. Противники посчитали, что даже задаваемые вопросы о сексе могут развратить подростков. Три года — и программу свернули из-за многочисленных обращений в прокуратуру и нападок в прессе.

Больше всего сопротивлялась Русская православная церковь. Архиерейский собор 1997 года постановил, что курс полового воспитания мог «радикально изменить к худшему нравственную атмосферу в обществе, нанести ущерб целостности человеческой личности, особенно в детском и юношеском возрасте». Когда количество ВИЧ-инфицированных в России увеличилось, РПЦ предложила предотвращать СПИД воздержанием от секса до брака. Ещё поможет в сдерживании распространения вируса верность супругу — таковы постулаты в школьном курсе из 23 занятий. Но, как мы помним на американском примере, только полное половое воспитание, то есть не замалчивание проблемы, играло роль в профилактике ВИЧ, а не воздержание.

Подвижки, казалось, случились в 2014 году, когда в России утвердили Конвенцию о правах ребёнка, где завуалировано предусматривалось введение уроков полового воспитания в школах. По данным ООН за 2013 год, на 1 000 девушек в возрасте 15-19 лет приходилось 30 беременностей, на 10 рождений детей в этой же возрастной группе приходится восемь абортов. А 70% девушек-подростков заявили, что хотели бы знать о контрацепции больше. ООН посоветовала ввести в российских школах специализированные уроки, которые помогут бороться с нежелательной беременностью и распространением ВИЧ. 

Однако министр образования Ольга Васильева заявила, что подобного не будет. Вместо этого она предложила увеличить число часов уроков основ религиозных культур и светской этики. Такого же мнения придерживался прежний уполномоченный при президенте РФ по правам ребёнка Павел Астахов.

— У меня спрашивают: когда у вас появится секс-просвет? Я говорю: никогда, — цитирует «Интерфакс» Астахова.

Традиции и верность

«Никакие разговоры о половом вопросе с детьми не могут что-либо прибавить к тем знаниям, которые и без того придут в своё время. Но они опошлят проблему любви, они лишат её той сдержанности, без которой любовь называется развратом», — писал в 1937 году автор «Книги для родителей» и известный советский теоретик образования Антон Макаренко

Этой цитатой оправдывали отсутствие уроков полового воспитания в советской России и, похоже, продолжают руководствоваться до сих пор. Уроки полового воспитания — это не рассказы про секс. Это информация об анатомии человека, средствах контрацепции, беременности, родах, заболеваниях, передающихся половым путём, и отношении к партнёру. В наших школах упор делают на последнем аспекте, а именно: традиционной модели семьи.

— У нас в школе есть воспитательная программа, которая базируется на традиционных аспектах. В частности, о толерантном отношении друг к другу. Наша гимназия гуманитарная, парней меньше, чем девочек. Чтобы у нас не было засилья феминисток, мы говорим, что девушку надо защищать, нельзя обижать более слабых. В мероприятиях затрагиваем тему традиционной семьи, отношения к матери, женщине. Мужчины-педагоги, хоть их и намного меньше, представляют собой образец отношения к женщинам, — рассказала директор кемеровской гимназии № 41 Ирина Григорьева.

Нельзя отрицать — вопросы сексуального просвещения тоже обсуждаются. Но говорится в основном об общих моментах, темы мастурбации или менструаций не затрагиваются. Как правило, уроки полового воспитания встроены в курсы биологии, психологии и ОБЖ.

— На основах безопасности жизнедеятельности говорится о сохранении и укреплении репродуктивного здоровья, контрацепции, уголовной ответственности за распространение ВИЧ. На биологии рассматривают половые признаки. Мы тесно сотрудничаем с медицинскими учреждениями. Сейчас уже в 12 лет некоторые дети лишаются невинности. Поэтому важно наладить общение детей с урологами и гинекологами, чтобы сохранить гигиену и здоровье, — отметила Эльвира Кожевникова, директор школы № 92 в Кемерове.

Широко распространено посещение школ священнослужителями. Вместе с рассказами о нравственности и экстремизме представители РПЦ также вольны говорить о семье, браке и сексе.

— Я посещаю две школы, техникум и отделение дневного стационара. Это не религиозные уроки, а просто беседы со священнослужителем. Сначала говорю о том, что хотела бы слышать администрация учреждения, а затем живое общение. Не люблю навязывать своё мнение, поэтому предлагаю задавать вопросы. Удивительно, но это работает. Религия для современного человека остаётся неизвестной, поэтому ученикам интересно узнать ответы на вопросы, обсудить то, о чём раньше не с кем было поговорить. В том числе дети спрашивают о сексе до брака. Я консервативен: думаю, секс неизбежно связан с рождением детей. Поэтому возраст вступления в половую связь определяется готовностью к материнству или отцовству. Да, сейчас есть контрацептивы, но они не дают полноценной защиты от нежелательной беременности или ЗППП. Искренне считаю, что секс до брака — это грех. Поэтому воздержание от него до свадьбы — это хорошая практика, — объяснил диакон Сергей Сизов.

Сложность преподавания уроков полового воспитания в школах заключается в законе «О защите детей от информации, причиняющей вред их здоровью и развитию». С 2012 года запрещено изображать и описывать действия сексуального характера детям до 16 лет. По мнению профессора и учёного Российского научного сексологического общества Евгения Кащенко, закон лишает школу возможности рассказывать как о принципах работы тела, так и об отношениях между партнёрами.

 

Краснеющие родители и учителя

Большинство россиян поддерживают введение в школах уроков полового воспитания. По данным опроса ВЦИОМ, только 12% респондентов категорически против такого просвещения, а 15% — «скорее не поддерживают». 47% придерживаются мнения, что рассказывать о сексе и контрацепции детям должны родители, а 37% — врачи. К урокам полового просвещения в школах отношение стало более скептическим: если в 2014 году к ним положительно относились 40% респондентов, то в 2018 — 30%. С чем связана утрата доверия к урокам от специалистов — не объясняется.

Эксперты считают, что существенную роль в сексуализации должна играть семья. Школа в данном вопросе, полагает учёный Российского научного сексологического общества Евгений Кащенко, вообще ничего не должна предпринимать.

— Кто это будет делать: краснеющая от стыда учительница биологии? Или учитель труда? С уровнем сексуальной культуры наших сограждан даже рта открывать на эту деликатную тему нельзя категорически. Законы, которые существуют в стране, предполагают половое воспитание детей только в рамках семьи. Вот и надо образовывать взрослых: родителей, дедушек и бабушек. Чтобы они знали, какими словами объяснить ребёнку то, что его в данный момент волнует. Естественно, надо просвещать и педагогов, хотя они этой темы боятся как огня, — заявил в интервью «Комсомольской правде» Кащенко.

Другие эксперты убеждены, что в этом нужно задействовать все силы — школу, семью, врачей. Причём начинать сексуально просвещать детей нужно как можно раньше.

Екатерина Григорьева, врач-психотерапевт, сексолог:

Родители показывают младенцам: «Вот твой пальчик, вот твой носик». Половые органы не надо обходить стороной, сразу надо называть их своими именами. Это делается для того, чтобы ребёнок не видел в них ничего постыдного, понимал, что все части его тела прекрасны и замечательны.

Позже, когда ребёнок сможет это понять, надо объяснить, что это — интимные  части тела, что к ним, пока ты маленький, можешь прикасаться только ты сам, родители, когда тебя моют (пока не моешься самостоятельно) и врач при осмотре. Это необходимо для предотвращения сексуального насилия над детьми.

Разумеется, для каждого возраста есть своя информация, к которой ребёнок должен быть готов. Пятилетнему ребёнку бесполезно рассказывать о контрацепции, а 16-летнему — про пестики и тычинки. Когда дети начинают интересоваться, откуда они взялись, маленькому достаточно сказать: «Мама и папа полюбили друг друга, их клетки соединились, и появился ты». Девочкам к 10-летнему возрасту нужно рассказать о менструациях, чтобы не было как с героиней романа «Поющие в терновнике», которая думала, что умирает от неизлечимой болезни. Уже в 14-16 лет пора говорить по ВИЧ, ЗППП, беременность, презервативы.

Травмировать детей информацией о половой жизни невозможно. Скорее, ребёнок получит травму, столкнувшись с сексуальным насилием, из-за отсутствия этой информации.

Иными словами, нельзя ждать, когда ребёнок вырастет и всё сам поймёт. Проблема сексуального просвещения в нашей стране в этом и кроется: дети получают информацию от случайных знакомых, друзей, из интернета, причём часто в искажённом виде, а не от людей, которые оказывают самое сильное влияние на их жизни. 

Фото: pixabay.com


комментарии

MEDIAMETRICS

Новости Кузбасса

MEDIAMETRICS

Интересное на а42.ru

Загрузка...
Восстановление пароля
Регистрация
Проекты А42.RU
Частная «Скорая помощь»: разумная цена здоровья
Яндекс.Метрика