gazeta.a42.ru
20 января в 11:11 Люди

Возьми кота домой: как без вложений сделать успешный аккаунт в Instagram и пристраивать бездомных животных

Знакомьтесь, это Светлана Четверня — фотограф и блогер из Екатеринбурга, которая создала удивительно милый аккаунт в Instagram. Она фотографирует бездомных кошек, выкладывает смешные и трогательные снимки, чтобы находить животным любящую семью. И всё это с помощью всего одного профиля в соцсети, который сильно отличается от аккаунтов различных приютов.

Светлана рассказала корреспонденту A42.RU, что помогло ей ракрутить инста-аккаунт про бездомных животных и почему приюты не могут создавать подобный контент.

Отказ от жалостливых и негативных постов быстро принёс результат. Оказалось, что людям нужен юмор и позитив

До создания собственного проекта я несколько лет фотографировала животных из приютов и передержек. А четыре с половиной года назад доросла до проекта по пиару catsekb. На тот момент не было стационарного приюта, где мы содержали бы кошек, как многие думают. Это аккаунт в Instagram, который помогал и помогает передержкам и приютам пристраивать животных.

Мне всегда было непонятно, почему пиар бездомных животных построен на жалости и негативе. Заметила, что подобные посты я чаще пролистываю. Поэтому решила поменять концепцию — выстроить рекламу питомцев на позитиве, юморе, классных, милых и смешных фотографиях. Вести блог так, чтобы людям хотелось смотреть, хотелось подписаться, хотелось взять себе такого крутого котика.

Это сработало. Проект вырос очень быстро, без единого вложения. Но самое главное — пристрой котов пошёл хорошими темпами.

 

Многие подписчики в Instagram думали, что кошки действительно живут в таких хороших условиях

Мы пробовали работать с самыми разными приютами. Сейчас на постоянке остались только два — «Муррляндия» из Первоуральска и передержка из Екатеринбурга. Никаких денег мы с них не берём, несмотря на то, что это работа и время. У приютов для бездомных животных и без этого полно трат.

Было время, когда люди думали, что все эти животные живут в таких приятных условиях, как на фото. Но это всё снято в фотостудии. Довольно быстро я смогла найти такую, которая бесплатно предоставит помещения для съёмки. Раз в месяц нам выделяют 2-3 часа аренды под съёмку. Хозяева студии, оказалось, тоже неравнодушны к бездомным котикам.

Ещё постоянно обращаются люди, подобравшие кота. Мы их снимаем в порядке очереди, ждать надо обычно два-три месяца. А если человек не готов к такому ожиданию, то может заплатить 500 рублей. С этих денег мы оплачиваем работу дополнительного фотографа. За размещение фото с этими котами платить не нужно.

Если бы мы зарабатывали на проекте, его можно было назвать коммерческим. Но мы ничего не получаем с него. В первый год работали исключительно ради пиара животных. Затем на нас «свалились» 33 кошки, которых некому было финансировать. Тогда мы запустили первый сбор денег. Тогда же поняли, что проект может и финансово помогать животным — три раза в год запускали такие сборы. С этих денег оплачивали операции животным, стерилизации, корма. В декабре наконец-то зарегистрировались как фонд, что позволяет нам официально собирать средства на помощь бездомным питомцам.

 

К каждой кошке нужен свой подход. Помогают разные фишки

Снимать кошек очень сложно. Чтобы делать это хорошо, надо их любить, найти к ним подход. У меня есть несколько фишек. Например, кошкам-пищевикам достаточно дать вкусняшку — она станет лапочкой. Некоторые трусишки — их надо без спешки погладить, почесать. Другие вообще никак не расслабляются, тогда на помощь приходит кошачья мята или мататаби (брызгалки для кошек по типу валерьянки). От них кошки начинают кайфовать. А ещё бывают молодые коты, им лишь бы поиграть, попрыгать — набор игрушек очень пригождается.

В фотостудии всегда находятся те, кто привозят кошек — представители передержки или водитель. Они помогают во время съёмочного процесса — играют, чешут. За одну съёмку, ну, максимум 7-10 кошек реально отфотать. Это не быстрый и не простой процесс. За кошачью съёмку я устаю больше, чем за полный съёмочный день новогоднего проекта.

Но всё равно люблю фотать кошек, с ними полно забавных историй. Был как-то кот, который на съёмке хотел сидеть исключительно у меня на руках. То есть я пыталась его сфоткать, а он бежал и устраивался ко мне на ручки. В комнате ещё 4-5 человек, но вот выбрал он фотографа для себя и всё! Раз 20 пробовали отсадить, но он бежал обратно. Всю съёмку так и отработала с ним на руках.

Над аккаунтом работают несколько человек. Все — бесплатно

Через год после запуска проекта ко мне присоединилась Анастасия, она стала моей правой рукой. Вдвоём стало проще всё организовывать. Потом она взяла на себя половину работы — координация, переговоры, тексты, ведение аккаунта, помощь на съёмке (тут ей вообще нет равных).

Сейчас у нас есть целая команда девочек, которые помогают с пиаром в других соцсетях. В качестве фотографа в основном я, но есть пара человек, которые по мере необходимости присоединяются к работе.

А ещё есть другая Настя, с которой мы объединились и открыли фонд. Она курирует проект по пиару собак — хаски, маламутов, метисов. Мы вместе стали строить свой приют, сейчас он в завершающей стадии. Все мы работаем бесплатно. Платим только двум сотрудникам за уход за 40 кошками, которых мы взяли с «чёрной» передержки, и собаками.

 

Помимо кошек Светлана пиарит хаски из приюта. Получается тоже хорошо

Недавно я стала курировать ещё один проект — по пристрою бездомных хаски. Началось с того, что меня просто попросили пофотографировать собак этой породы в приюте. Я приехала туда и узнала, что у них нет выгульника, потому что приют не может собрать деньги на забор. Собаки сидят в вольерах без выгула. А это же хаски, им нужно бегать. Домой вернулась в расстройстве и решила открыть сбор денег на этот забор. Средства собрали всего за сутки! А уже через две недели у хаски появился выгульник.

Так всё завертелось. Я начала вести им профиль в Instagram, пиарить собак. Мы стали расширять приют — установили несколько вольеров, выкупили соседний участок. В планах построить тёплые вольеры для собак, установить камеры, чтобы за жизнью приюта можно было наблюдать в режиме онлайн. Могу с гордостью сказать, что сейчас наш приют один из лучших по условиям в Екатеринбурге. Это очевидно по отзывам посетителей, которые приезжают и говорят: «Ой, а мы не знали, что в приюте может быть вот так».

Девушки часто подвергаются нападкам. Некоторые люди считают, что они обязаны помогать абсолютно всем

В зоозащитном мире всегда был, есть и будет негатив. Чем больше ты помогаешь, тем больше недовольных и тем больше требований. Будто тебе государство за это платит с налогов граждан, а ты по факту абсолютно всем обязан помогать. За эти годы я привыкла к такой реакции и фильтрую всё. Но раньше было обидно до слёз.

Последние нападки были, когда мы решили взять кураторство над 40 кошками с «чёрной» передержки. Это были больные животные с полным комплектом инфекций. Если бы мы этого не сделали, то все кошки просто погибли бы. Сразу нашлись недовольные, что мы не могли принять ещё пять кошек. Мол, какая разница, плюс-минус пять штук животных, почему вы избирательно одних спасаете, а других обрекаете на смерть. Обвиняли в двуличности.

Но чтобы было понимание, на лечение и содержание этих несчастных за два месяца ушло более 400  000 рублей. У кошек диагностировали панлейкопению, кальцивироз, ринотрахеит. Проще перечислить, чего у них не было. Нам пришлось нанять двух людей, чтобы ставили уколы с утра до вечера, обрабатывали уши и глаза. Люди приезжали к 9 утра, а уезжали за полночь. Поэтому, да, плюс-минус пять кошек — это была бы существенная разница.

Несмотря на то, что спасли почти полсотни жизней, всё равно столкнулись вот с таким негативом, который в итоге перешёл все границы. Нас материли, начались открытые нападки. Тут как никогда подходит фраза: не делай добра — не получишь… И, как правило, обычно больше всего обвиняют те, кто никогда никому никак не помогал.

Почти внезапно у девушек появился собственный кошачий приют

Когда мы узнали об этой «чёрной» передержке, взяли на себя эту ответственность. Сначала согласились на 25-30 кошек, но оказалось, что их там больше. Настя разрешила поселить их к хаски, так как кошачьи инфекции не страшны собакам. Мы прекрасно понимали, какие траты нас ждут. Одну-то кошку от чумы вылечить стоит тысяч 30, а тут их было 40!

Мы справились. Потеряли трёх кошек, у них были вирус иммунодефицита и чума, но остальные уже здоровы. Они готовы к пристрою, я уже начала их снимать, чтобы разместить фото в профиле.

И в итоге у нас образовался кошачий приют. Для них купили бытовку пока, внутри идёт обустройство. До этого все кошки жили в грумерской собак — очень тесно.

 

Правильный подход к продвижению помог быстро набрать подписчиков. Сами приюты так работать в соцсетях пока не могут

Проект про кошек стал успешным благодаря позитивному подходу к пиару и пристрою. Мы не давим на жалость, у нас красивые и позитивные кадры. Людям интересно наблюдать за нашим профилем, их ничего не отталкивает. Многие подписаны, чтобы поднимать себе настроение с утра.

60% аудитории — из Екатеринбурга, подавляющее большинство, конечно, женщины. Почти 10  000 подписчиков набралось за первый год, мы набирали по 800-1000 человек в месяц. Но раньше и алгоритмы в Instagram были другими. Сейчас всё поменяли, естественный прирост пошёл очень плохо. Мы даже нанимали таргетолога, чтобы расширить аудиторию, но не заметили эффекта. Развивать аккаунт дальше, конечно, планируем. Новые люди постоянно нужны. Новые люди — это новые руки для бездомных животных.

Когда я присоединилась к проекту с хаски, за полгода мы набрали 10 000 фолловеров, без вложений и рекламы. Сами в шоке, что так вышло. Мне уже курсы по SMM для зоозащитников вести надо (смеётся). Такой прирост объясняется просто: все любят хаски. А ещё мы несколько раз поднимали «горячие» темы, касающиеся бездомных зверей. 

Приютам может быть сложно вести подобные аккаунты. Это как минимум надо обладать чувством вкуса. Ещё людям, которые занимаются животными, некогда создавать контент, они и так еле-еле выживают. Но у любого приюта может быть помощь в пиаре их питомцев — достаточно найти фотографов и людей, готовых взвалить эту работу на себя.

Я рада, что наша идея вдохновила некоторых на подобные дела. У нас стали спрашивать совета, а потом писали, что открыли «филиал». В итоге профилей пять таких же, только в разных городах, появилось. Я не считаю, что это говорит о каком-то успехе, но безумно счастлива, что помогаем найти животным дом.

Новых хозяев приходится хорошенько фильтровать. Часто попадаются неадекватные

Пристрой пошёл очень хорошими темпами. Это я говорю про кошек. Потому что с хаски всё гораздо сложнее. С этой породой мода сыграла злую шутку. Их стало на улице не меньше, чем дворняг. Люди заводят, наиграются, а в 6-12 месяцев выкидывают, не справляются с темпераментом и активностью.

Каждый день в личку нам приходит минимум 2-3 сообщения о бездомных хаски. Брать каждую — у нас нет мест, к сожалению. Другие приюты — ими больше никто не занимается. Считают, породистая, и так кто-нибудь возьмёт. А не берут. К отбору будущих хозяев мы относимся очень ответственно, надо фильтровать адекватных и не очень. Ведь с собакой надо заниматься, работать, тем более уже со взрослой.

Непородистую кошку отдать гораздо проще, чем хаски. Даже проще, чем породистую кошку. С пристроем последних всегда такие сложности. Лес рук, но адекватных единицы. Часто звонят по породистым и просят отдать их нестерильными, чтобы дальше плодить. Такие звонки бесят больше всего. Они будто не понимают, что добавляют нам работы. Поэтому я не люблю породистых кошек, как бы это странно ни звучало.

А вот беспородную так не возьмут, чтобы отдать дань моде. Тут чаще по любви. В итоге за почти пять лет работы мы помогли пристроить 500 кошек. Мы следим за судьбой питомцев — нам присылают фото из дома через год, два, другой. Всех помним и любим.

Фото: Instagram / catsekb4etvernya


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Яндекс.Метрика