gazeta.a42.ru
15 декабря 2020 в 17:48 Общество

«Ты что, неудачник?»: как успешно пройти стрессовое собеседование

В поисках работы вы откликаетесь на вакансию, а на собеседовании спрашивают о причинах развода, комментируют внешность и провоцируют конфликт. Возможно, это обычное хамство, но если нет — то модная рекрутинговая методика, описанная в учебниках по HR как «сложная, но эффективная». Заранее о стрессовом собеседовании не предупреждают, и чем выше желаемая должность, тем больше шансов у соискателя на него попасть.

О том, какие элементы стрессового интервью встречаются почти на любом собеседовании, что они дают рекрутёру и как их успешно пройти соискателю — в нашем материале.

Проверка боем

Опыт работы, образование, «почему вы пришли в нашу компанию» — типичный круг тем при приёме на работу известен и не позволяет понять главное о человеке. Так, наверное, рассуждали HR-специалисты, которые в поисках способа отбора самых устойчивых кандидатов обратились к опыту военных.

На YouTube есть видео экзамена после курса тренировок по ножевому бою: реальная схватка до первого ранения. Седой полковник со шрамом на лице подробно инструктирует, как можно и нельзя резать, описывает порядок оказания помощи проигравшему, а участники по очереди подписывают отказ от претензий. Врач раскладывает на облезлом столике бинты, кандидатов ставят в пары. Всё тихо, неловко и страшно. Кто-то отказывается и уходит. Оставшиеся смотрят друг на друга, теребят рукояти ножей, напряжение в воздухе растёт, минуты тянутся. Звучит команда «Бой!», участники шагают друг на друга… и инструктор кричит «Стоп!». Тест окончен, никто не успевает ударить, но рекрутёры оценили, кто был реально готов это сделать, а кто нет.

Похожую «проверку боем» западные HR-экспериментаторы начали устраивать для менеджеров по продажам, директоров и операторов колл-центра. Написать в анкете «стрессоустойчив» может (и пишет) каждый, но все понимают это слово по-разному, поэтому оно уже почти ничего не значит. А вот если наорать на будущего секретаря ещё до приёма на работу — сразу будет видно, как он реагирует, насколько терпелив или резок. Будущий продавец встретит в лице HR-специалиста клиента-хама, директор — конфликтного переговорщика.

Прыжок в реку

Ключевая черта стрессового собеседования в том, что соискателя не предупреждают, что хамство не настоящее — как и в случае с ножами.

— Я пять лет вёл собственный бизнес, управлял коллективом из десяти человек, — рассказывает Сергей Н. — Потом дела пошли хуже, пришлось закрыться. Искал работу, откликнулся на вакансию руководителя проекта. Думал, иду на рядовое первое собеседование, особо не готовился. Но кадровики сразу провели меня к гендиректору, и после обычных первых вопросов пошёл странный разговор. «Что с бизнесом?» — мол, ты что, неудачник? «А почему грустный такой — разводишься что ли?». Ну и так далее. Отвечал по ситуации. Я в процессе понял, что это какая-то проверка, но чего конкретно от меня ждали — не знаю. Закончилась беседа скомканно, и я потом пару дней чувствовал себя неуютно. Перебирал разговор в уме, мол, ответил вот так, а надо было вот так.  Если бы меня предупредили заранее, я бы подготовился и отвечал по-другому. С другой стороны, может, оно и к лучшему — если они собеседование проводят с такими закидонами, что же у них там внутри компании творится.

Возможно, ничего особенного не творится. Испытания на собеседовании не обязательно точно воспроизводят будущие задачи на работе. Скорее, они призваны выявить качества человека и спрогнозировать его поведение в конфликтной ситуации.

В 2017 году Первый канал опубликовал кадры тренинга высшей школы управления РАНХиГС для потенциальных губернаторов и других высших чиновников. Участникам предлагали прыгнуть в бурлящую реку с семиметровой скалы — но это необязательно, можно просто спуститься. Что оценивали организаторы – храбрость, склонность к необдуманному риску, скорость принятия решения? Будущие губернаторы этого так и не узнали.

Терпеть или бить в ответ

Чётко сказать, какая модель поведения правильная, невозможно. Во-первых, для разных должностей проверяют разные качества. Во-вторых, могут проверять совсем не те качества, которые предполагает соискатель.

— Есть линия поведения, которой сотрудник должен придерживаться, и соответственно, определённым образом реагировать на разные обстоятельства, — рассказывает руководитель отдела по подбору персонала в крупной компании Дарья Долгополова. — Стрессоустойчивость тоже бывает разная: на одной должности ты должен разруливать серьёзные конфликты с токсичными клиентами, на другой стресс меньше, зато постоянный — например, помещение шумное и отвлекают регулярно. Порой проверяют вообще не стрессоустойчивость, а другие качества — открытость, искренность или агрессивность. С помощью нетактичных вопросов сделать это проще и быстрее, чем с помощью классических тестов.

По идее, стратегия соискателя тоже зависит от должности: оператор колл-центра должен демонстрировать терпение и навык пропускать оскорбления мимо ушей, а коммерческий директор, наоборот, твёрдость, готовность перехватывать инициативу и бить в ответ. Однако когда вы не уверены, что именно проверяет рекрутёр, лучше не пытаться угадывать. Ведь если на собеседовании и получится притвориться кем-то другим, на работе постоянно притворяться будет тяжело или невозможно.

— Бывает, рекрутёр задаёт бестактные, чересчур личные вопросы, — рассказывает Дарья Долгополова. — «Почему вы в разводе, что с вами не так?». Не пытайтесь угадать, что за этим стоит. Отвечайте как есть или не отвечайте никак. Хорошо, если вы сохраняете самообладание — возможно, именно его вас пытаются лишить.

Если вы доподлинно знаете, что от вас ждут «брони», сконцентрируйтесь на смысле вопроса, а не на его форме. «Зачем нам вообще вас нанимать?» — трактуйте как вопрос о ваших сильных качествах. «Почему вас выгнали с прошлой работы?» — как вопрос о трудовых достижениях. На вопросы о личной жизни спокойно отвечайте, что для вакансии это не имеет значения и отвечать не будете. Если смысл вопроса не понятен — спокойно переспрашивайте и уточняйте, намёки и подколки игнорируйте.

Говорят, если человек непрошибаемый, рекрутёр может дойти до вопросов о сексе, оскорбить или даже плеснуть в лицо водой. Насколько далеко простирается терпение соискателя — решать только ему.

Инструмент особого назначения

Иногда важно вообще не то, что говорит человек, а то, как он это делает. Ситуация на собеседовании и на работе отличается, и нельзя сказать, что сотрудник всегда будет вести себя одинаково.

— Человек — сложное существо, он развивается, ситуации меняются, — говорит Дарья Долгополова. — В чём-то он быстро подстроится, навыки и знания мы можем дать. Но вот характер, черты личности изменить невозможно или это очень долго. Расположение к людям, агрессивность, эмоциональную гибкость и скорость реакций важно определить на этапе собеседования.

По словам Дарьи, несколько лет назад в HR методику стрессового собеседования обсуждали, отрабатывали и вообще носились как с модной игрушкой. Но на практике выяснилось, что это инструмент узкого назначения, и в ежедневной работе сфера его применения невелика.

— Был прям хайп, мол, надо вводить человека в стресс, смотреть, как он реагирует, и это очень важно, — объясняет Дарья. — По факту ты видишь, как соискатель способен вести себя в дурацкой ситуации, но не видишь всего остального, часто более важного. Поэтому я придерживаюсь классического подхода: тесты, оценки компетенций и поведенческие методики дадут более полную информацию, даже если кажутся кому-то скучными и занимают больше времени. Из условного арсенала стрессового собеседования я люблю только технику «не согласен»: ставлю под сомнение любой озвученный соискателем тезис и смотрю, будет ли он его защищать и как долго будет это делать. Так мы проверяем общие навыки коммуникации, умение аргументировать и корректно отстаивать свою точку зрения.

Без рецепта

По словам Дарьи, проблема с «чистым» стрессовым собеседованием в том, что HR-специалисты зачастую сами не знают, как его правильно проводить и какими должны быть результаты.

— Конкретики в этом вопросе нет, и если честно, каждый понимает своё, — говорит она. — Иногда рекрутёр использует стрессовое собеседование просто потому, что это модно — мол, почему бы не попробовать. Иногда использует лишь отдельные элементы. Вообще, чтобы эффективно применять этот жёсткий метод, нужна известная сноровка и смелость.

Лить водой в лицо всем подряд — плохая идея и по чисто юридическим причинам: люди могут пожаловаться в трудовую инспекцию или подать в суд. По словам Дарьи, отвергнутые кандидаты не раз угрожали ей и без всяких новаторских методик.

Больше шансов встретить экзотические испытания у претендентов из числа топ-менеджеров: там цена ошибки при подборе выше, а подход более индивидуальный.

Теоретически, чтобы собеседование завершилось этически безупречно, специалист в конце должен «раскрыть карты», объяснить, что жёсткий разговор — лишь проверка, вывести человека из стресса. На практике так бывает не всегда, люди уходят в недоумении и рассказывают об этом знакомым — так что имидж компании как работодателя может пострадать.

Универсального рецепта успеха для прохождения стрессового собеседования не существует, но общие советы есть: не зацикливайтесь на агрессивности рекрутёра, ведите себя естественно, сохраняйте самообладание и не забывайте, что всё происходящее — лишь проверка. Вовсе не факт, что вы должны пройти её идеально. Слишком высокие компетенции тоже могут быть минусом в глазах рекрутёра — переквалифицированный работник быстро покинет должность в поисках роста. Так что ничего не бойтесь и будьте собой.

Фото: unsplash.com


Поделиться

Комментарии:

Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Новая Mazda CX-30 — теперь и в России
Яндекс.Метрика