Вход
Бизнес, творчество, пневмония
Певец Кузбасса о духе времени
Сергей Ксенофонтов – певец и бизнесмен из Кузбасса. В его биографии выступления на площадках Италии, Франции, Германии и Египта, коммерческие проекты в нескольких отраслях – в том числе автотехцентр «Элит», специализирующийся на кузовном ремонте.

Сейчас Сергей живёт на две страны – Россию и Таиланд, его дочь учится в Китае. Ограничения, введённые по всему миру из-за пандемии коронавируса, перевернули его жизнь с ног на голову – как и жизнь тысяч других кузбассовцев. Корреспондент A42.RU поговорил с певцом Кузбасса о перенесённой болезни, оправданности ограничений, творческих планах и правильном отношении к жизни.

«Работать нельзя, но многие всё равно работают»
Мы разговариваем у видавшего виды, но основательного двухэтажного производственного здания, сложенного из кирпича ещё, наверное, в пятидесятых. Улица Павленко, 13А, – это граница производственной и жилой застройки Заводского района, в двух шагах от «Азота». Сюда автотехцентр «Элит» переехал с благополучного Южного.

– Клиенты меня потеряли, – улыбается Сергей, треплет за уши крупного кобеля, который щурится от восторга и метёт пыль хвостом. Пёс Сёма достался от прежних хозяев здания – он явно домашний, ласковый, и на роль сурового сторожа не годится совсем. Сердобольные сотрудницы больницы неподалёку подкармливали его, пока не нашёлся покупатель.

Внутри – следы недавнего ремонта, свежая проводка и глазки камер под потолком, инструмент, подъёмник, стапель, покрасочная камера. В новом здании «Элит», парковка у которого вечно была забита очередью повреждённых машин, наконец развернётся на полную. В ремонтную зону легко бы вошло семь-восемь автомобилей одновременно, но Сергей не пускает в работу больше пяти.

– Не люблю, когда слесари работают в тесноте – носят инструмент, маневрируют между бамперами, могут поцарапать, – объясняет владелец.

Сейчас здесь ни слесарей, ни машин – на период ограничений Сергей распустил работников по домам и отказывает клиентам, желающим записаться. При этом меры по тотальному закрытию предприятий в целых отраслях он считает неоправданными.

– Странная сложилась ситуация: нельзя, но кто-то всё равно работает. Боятся, но работают. Я прекрасно понимаю: не хотят завтра зубы на полку сложить, у всех семьи, кредиты. Сотрудники тоже об этом говорят, просятся на работу, ведь зарплата у большинства сдельная.
«Об эпидемии в СМИ не говорили вообще»
Сергей не понаслышке знает об опасности заболеваний с осложнениями на лёгкие: в 2018 году он тяжело болел пневмонией после ОРВИ, был в шаге от смерти.

– Болели тогда многие, в том числе мой родной брат. В Ленинске-Кузнецком только в одном районе – Лесном городке – в больнице лежало более 80 человек с пневмонией. Пока я там был, умерло три человека в моей палате и в соседней, люди сгорали в считаные дни. По моим ощущениям, было хуже, чем сейчас. А в СМИ – полная тишина, об эпидемии ОРВИ с тяжёлыми осложнениями не говорили вовсе. Я тогда сделал максимальную огласку в соцсетях. Говорил о своём состоянии, предостерегал людей – чтобы берегли себя, выполняли рекомендации врачей в сезон распространения заболеваний. И сейчас призываю к тому же – именно потому, что не понаслышке знаю, что такое пневмония. Но директивно закрывать целые отрасли малого бизнеса считаю всё же излишним.
Призываю выполнять рекомендации врачей – именно потому, что не понаслышке знаю, что такое пневмония
– Все мы переживаем за своих близких – детей, родителей, – говорит Сергей. – Не хотим, чтобы с ними что-то произошло. Нужно доверять специалистам, врачам. Да и вообще посидеть дома, думаю, полезно – поберечь здоровье, пообщаться с семьёй, привести в порядок мысли, «перезагрузить» голову. Может, всем нам стоило бы посидеть дома неделю-другую и без всякого коронавируса.

Сергей тоже не теряет времени зря – в вынужденном отпуске сочинил и записал шутливый трек «Вирусная». Песня в самом деле вирусная: навязчивый рефрен «Не ходи гулять, не ходи, дома посиди, посиди» прилипает надолго.

– Это мой вклад в пропаганду самоизоляции, – смеётся музыкант.
«На господдержку рассчитывать не стоит»
Сергей с большим скепсисом относятся к объявленным мерам поддержки бизнеса. По его словам, действий будет много, но ощутимой пользы они предпринимателям не принесут.

– Отсрочку по кредитам получить можно, но нужно предоставить кучу документов, чтобы доказать, что у меня сложная ситуация. Показать все свои рабочие моменты, фактуры, движение по кассе и так далее. Документы нужно предоставить в банк для анализа, и только тогда специальные сотрудники сделают оценку, можно мне давать поблажку или нет. Проще говоря, это не работает – процедура слишком сложная и рассчитана на то, что пользоваться ей не будут.
Это не работает – процедура слишком сложная
При этом настроен Сергей оптимистично: призывает ни на кого, кроме себя, не рассчитывать, адаптироваться под ситуацию и искать новые возможности. Искать возможности ему не впервой. В разные годы он торговал автомобилями, продуктами, видеотехникой, сувенирами, открывал сети магазинов, терял их и начинал с нуля.

– Я был тогда другой: жёсткий, самоуверенный, – вспоминает предприниматель. – Из тех времён вынес понимание, что не стоит вообще чего-либо бояться. Поэтому и к тому, что сейчас происходит с бизнесом, отношусь спокойно. Нет у меня такой паники, мол, всему конец. Я больше 20 лет в бизнесе, и на каждом кризисе я терял деньги. И не чуть-чуть, а много. Сейчас принято хвастаться прозорливостью, но человек, который скажет, что занимался коммерцией и ничего не потерял – соврёт. Все тогда уходили в минус как минимум на курсе валют. Столько кризисов было… и они для меня – ну были и были. Я стараюсь в себе это не откладывать.
Репутация выше выгоды
По словам Сергея Ксенофонтова, в сфере автосервиса сейчас лучше всего себя чувствуют «гаражные мастера», работающие вчёрную.

– У них никакой налоговой нагрузки, никаких запретов. Автовладельцы сейчас экономят, и в гаражах вал клиентов. При этом, конечно, дефицит площадей, машины копятся, качество нулевое – где пилят, там и красят, это тихий ужас. А переделать потом дороже, чем сделать.

В «Элит» на материалах не экономят, поэтому стоимость услуги получается выше. Но и результат соответствующий.

– Мне класть дешёвую шпатлёвку себе дороже, я ведь даю гарантию на год, – пожимает плечами Сергей. – Если приходится чужое переделывать, мы снимаем всё до железа и работаем только с материалами, которые себя зарекомендовали. Поэтому и машины к нам привозят недешёвые, хотя никаких ограничений нет, принимаем всех. Восстанавливаем автомобиль полностью, под ключ, делаем подвеску, КПП, двигатель, электрику. Что не можем сделать – расточка, токарные работы и так далее – закажем у квалифицированных людей, с которыми заключены договоры, сами привезём и увезём, с клиентом согласуем.
У автотехцентра «Элит» есть договоры и с магазинами запчастей. Цены, близкие к оптовым, делают ремонт «под ключ» для автовладельца действительно выгодным. Кроме того, многих привлекает сюда личность руководителя – Сергей Ксенофонтов, как человек известный, всегда ставит репутацию выше сиюминутной выгоды.

– Я не конфликтный человек, – говорит предприниматель. – Мне, как и всем, встречались случаи потребительского терроризма, когда человек скандалит по надуманному поводу просто ради того, чтобы получить скидку. И знаете, я делал скидку. Потому что мой принцип – клиенту угодить всегда, даже негативно настроенному. Вообще же считаю, что надо работать с людьми, по максимуму всё объяснять, собирать обратную связь. Я всё-таки педагог по образованию. В спорных ситуациях приглашаю человека за стол, мы говорим по душам и находим выход, который устроит всех.

А вот со страховыми компаниями «Элит» не работает. Такой опыт тоже был. По словам бизнесмена, схема, по которой страховая компания заключает с автосервисом договор и отправляет повреждённые в ДТП автомобили на ремонт, работает не в пользу автовладельца.

– Страховые компании настолько всё ужимают – приходится использовать недорогие материалы, мало платить работникам, – качает головой Сергей. – Ну что это такое – три тысячи рублей с машины оставляет страховая. Если человеку недоплачивают, как он будет работать, с каким качеством? Я отказался от такого сотрудничества. Теперь у нас не так много клиентов, но это те, кто готов заплатить за качественный ремонт.
«Не представлю жизнь без музыки»
В период пандемии творческая жизнь тоже замерла. Артисты не дают концертов, любая массовая активность запрещена. У Сергея Ксенофонтова сорвались съёмки клипа в Таиланде на песню «Тусить всю ночь».

– Уже подготовили сценарий, хотели начинать съёмки, и тут вся эта ситуация, – сетует музыкант. – Поэтому пока держим паузу. Я планировал концерты с новым альбомом «Ложь твоя», который вышел в 2019 году. Но, похоже, вживую услышать эти песни не получится как минимум до осени. Слушайте на iTunes, Яндекс.Музыке и других онлайн-площадках.

В 2009 году Сергей впервые побывал в Таиланде. Потом объездил ещё много стран, но «страна улыбок» так запала в душу, что он решил купить там дом и регулярно жить по несколько месяцев в году.
– Дом стоил около семи миллионов бат, в рублях это было почти ровно столько же, – вспоминает музыкант. – Я рассчитался лишь частично, и капитально попал, когда скакнул курс валют – вместо семи миллионов рублей получилось, что дом стоит пятнадцать. Ладно. Платил потом пять лет, благополучно рассчитался совсем недавно, обустроился. И только мы с супругой собрались пожить пару месяцев в нашем доме мечты – бах! Пандемия, закрытие границ, отмена перелётов. Грустно, конечно.

В Таиланде Сергей наслаждается жизнью, занимается спортом и выступает в ресторанах. В 2014 году «русскую» курортную зону взорвал хит «Паттайя» – песня звучала буквально на каждом углу.

– Я на пляж спокойно выйти не мог – узнавали, просили сфотографироваться, – смеётся музыкант. – Таиланд я обожаю, для меня это рай на земле. Меня вдохновляет там всё: природа, люди, города. Все очень приветливы, и не только ради туристов. Там даже полицейские вежливы, готовы помочь, защитить. Как-то раз у меня сломалось колесо на байке посреди дороги – так мне полицейские, которые и на английском-то не говорили, помогли добраться до автосервиса.
Впрочем, после каждой поездки Сергей Ксенофонтов всё равно возвращается в родной Кузбасс. И его дочь тоже не хочет оставаться в Китае после обучения – даже несмотря на то, что заработки там кратно выше, чем в Кемерове.

– Я говорю ей: подумай, там тебе предлагают 150-200 тысяч рублей, а здесь сколько? 20? 40? Но она говорит, мол, надо же с чего-то начинать. Хочет попасть на работу в Good Line – считает, что эта компания даст ей ценный опыт.

Сергея Ксенофонтова часто называют певцом Кузбасса – в его песнях находят отражение реалии жизни шахтёрского региона. Он не раз выступал на Дне шахтёра, у него много лиричных песен, много романтики. А песню «Уходят родные» музыкант посвятил трагедии в «Зимней Вишне».

– Я общаюсь с людьми, держу руку на пульсе, – говорит Сергей. – Нет смысла планировать концерты, если у людей сложная ситуация. Сейчас не до концертов – кому-то и еды купить не на что. Так что пока просто ждём, не загадывая. В любом случае, я продолжу писать песни. Я люблю музыку, вообще не представляю свою жизнь без неё. А жизнь идёт дальше.
ПОДЕЛИТЬСЯ
Яндекс.Метрика