gazeta.a42.ru
25 февраля в 13:50 Испытано на себе

Дед заходит в Clubhouse: как я погружался в популярную социальную сеть

Приложение Clubhouse появилось минувшей весной, но взрывной рост популярности пришёлся на начало 2021-го — меньше чем за неделю в нём зарегистрировалось более миллиона новых пользователей. В Clubhouse нельзя писать и обмениваться фотографиями, можно только слушать и говорить. Корреспондент A42.RU попытался понять, чем новая социальная сеть привлекает людей, но не смог.

Зачем мне «Клабхаус»

Мне 33, но в мире еженедельно меняющихся трендов я уже ворчливый дед. Я давно не успеваю за прогрессом в соцсетях: над «Одноклассниками», обиталищем родителей, я посмеиваюсь, во «ВКонтакте» слушаю музыку и ностальгирую по студенческим временам, на Facebook участвую в Серьёзных Дискуссиях, а всё общение, в том числе по работе, происходит в Telegram. «Вы находитесь здесь», потому что Instagram — это уже не моё. Просто не знаю, зачем фотографировать что-то и тем более — свою жизнь, если только я не продвигаю какой-нибудь товар. TikTok в моём понимании — обиталище зумеров и свалка бесполезного видеографоманства, ну, а Clubhouse по описанию вызывает ассоциации с бесконечным потоком войсов в родительском чате.

Но раз в редакции поручили разобраться — деваться некуда. Погружаюсь в пучины Clubhouse.

Регистрируемся

Приложение работает только на iOS, интерфейс — только на английском. Просто так войти нельзя — нужен инвайт, приглашение. Каждый попавший в Clubhouse получает право пригласить ещё двоих. Пишут, что в разгар январского ажиотажа инвайты продавали не то по 250, не то даже по 700 долларов за штуку на AliExpress и eBay, но я застал только по 1500 рублей на Avito, да и те, похоже, уже не пользуются особым спросом. 

Механизм инвайта для создания атмосферы элитарности и избранности использовали многие цифровые площадки, например, древняя Лепра или тот же ВКонтакте, но ноги его растут из оффлайна (пример — гипермаркеты Metro), а сам принцип работает много веков. Вспомните, как Том Сойер у Марка Твена продавал соседским мальчишкам право красить забор: скучная работа мгновенно превращалась в желанное занятие, стоило только ограничить к ней доступ, параллельно притворившись, что она приносит удовольствие.

Мне право «покрасить забор» досталось от коллег бесплатно.

На входе приложение требует инвайт, а затем настойчиво просит доступы. К фотокамере — чтобы сделать аватарку, кстати, единственную здесь фотографию. К списку контактов — чтобы сразу найти друзей. К настройкам и содержимому аккаунта в Twitter — видимо, с той же целью. Затем Clubhouse предлагает отметить интересы в огромном облаке тегов, но не говорит, зачем. Я несколько минут прилежно нажимал на кнопочки вроде «history», «books» и «video games» — оказалось, чтобы мне предложили зафолловить других участников сообразно моим интересам. На геометку приложение, похоже, не ориентируется: в списки было несколько десятков англоязычных пользователей со всего света. 

Общаемся

Личных страниц как таковых нет: никнейм, одна фотография и короткое описание профиля. Базовая единица Clubhouse — комната, то есть собрание пользователей в реальном времени, которые могут общаться только голосом и только в реальном времени. Говорят, за попытку включить встроенный диктофон Clubhouse выдаёт предупреждение, а затем банит, но к моему диктофону он никакого интереса не проявил, и я спокойно писал всё, что хотел. Для Clubhouse строго показана гарнитура: в режиме громкой связи разговоры на работе не послушаешь, а долго держать трубку около уха неудобно.

Создать комнату может кто угодно, а предложение присоединиться получают все его подписчики. Исчезает комната, когда её покидает последний участник. Создатель комнаты делит участников на спикеров и слушателей: первые могут говорить в любой момент, вторые только слушают. Но могут «поднять руку» и получить от админа право говорить. Получается что-то среднее между подкастом и вебинаром.

Пользователь может подать модераторам соцсети заявку на создание клуба по интересам. Присоединиться к клубу можно так же, как к комнате; как правило, клубы создают комнаты по определённому расписанию и заранее известному кругу тем. Я, например, сходу вступил в клуб любителей дизайна и технологической философии (что бы это ни значило), который собирается еженедельно по средам в 5:30. Очень удобно: когда в Вашингтоне полшестого утра, у меня в Кемерове полшестого вечера. Ух, просвещусь!

Ищем интересное

Искать комнаты можно через строку поиска либо откликаться на уведомления от тех, на кого я подписан. Ещё вариант — листать ленту, которая формируется как список комнат, в которых они участвуют. Видимо, лента ориентируется и на протеганные мною интересы; в целом алгоритм выдачи неочевиден. Мне, например, предложили присоединиться к комнатам, в которых обсуждали вязание, обсессивно-компульсивное расстройство, «грандиозные идеи» (?), современную культуру, комедию, уроки Билла Гейтса и технические мемы. Ну ок.

Слушать про технические мемы на английском было весело: во-первых, три темнокожих спикера говорили с таким акцентом, что я мало что смог разобрать, во-вторых, когда смог, оказалось, что речь идёт о сексуальных практиках. Цензуры в Clubhouse нет, да и представить её реализацию чисто технически довольно сложно. Есть только механизм жалобы, но когда и кто на неё среагирует — неизвестно. Ради эксперимента я попросил коллегу на меня пожаловаться — это прошло без последствий.

Максимум для одной комнаты — пять тысяч участников, но я редко видел больше тысячи, обычно — несколько сотен. THE DACHA — один из первых русских клубов, созданный психотерапевтом Анастасией Сальниковой — собирает комнаты на полторы тысячи человек. Русскоязычный сегмент, если здесь применимо понятие «сегмент», пока вообще не особо развит. А ещё я не уверен, что количество единовременных участников — ключевой показатель. Возможно, важнее список участников, доступ в спикеры или регулярность встреч.

Недоумеваем

В Clubhouse вообще пока много непонятного, а главная загадка: зачем это всё? Чем отличается от вебинаров в Zoom, эфиров на YouTube и в Instagram? Да, в инсте можно задавать вопросы только текстом, а не голосом — но в Clubhouse вопрос вообще не задашь, пока тебе не позволит админ. Массовую обратную связь здесь тоже собрать невозможно — ни лайков, ни дизлайков нет.

Многие люди присоединяются ради звёздных спикеров: поговорить с Илоном Маском, Иваном Ургантом или хотя бы Александром Долгополовым кажется привлекательной идеей. До тех пор, пока не поймёшь, что с тем же успехом можно попытаться поговорить дома с телевизором. Возможно, в декабре, когда в Clubhouse было мало людей, это работало, но сейчас шансы задать вопрос и получить ответ ничтожно малы, и в будущем вряд ли вырастут.

Люди пишут в блогах «интересно тусуемся в маленьком сообществе» и с восторгом говорят о воодушевляющем нетворкинге и радужных перспективах — видимо, коммерческих. Я, как обычный пользователь, решительно не понимаю, зачем мне слушать очередной эфир на новой площадке. Разве что ради новой обёртки. 

Отбиваемся от «экспертов по продвижению»

В Clubhouse пока нет открытой рекламы и механизмов продвижения товаров и брендов. Соцсеть пока не приносит создателям ни цента дохода. Тем не менее, ожидания инвесторов велики: её оценивают уже в миллиард долларов.

Поэтому специалисты по SMM бросились на просторы Clubhouse, чтобы не отстать от трендов. Советы «формировать комьюнити», «собирать бесплатных целевых подписчиков для дальнейшей воронки», «знакомиться с модераторами и делиться экспертностью, нативно привлекая в Instagram» уже сыплются из них, превращая некоторые комнаты в молчаливые сборища, в которых люди то ли нативно привлекают, то ли бесплатно собирают, но в целом выглядят как очередь, в которой не все понимают, за чем, собственно, они выстроились.

Думаю, до появления первых дорогостоящих курсов по продвижению в Clubhouse остались считаные недели — а может, они уже существуют, просто я их не нашёл.

Выходим

Приложение пока выглядит недоделанным. И в глобальных вещах — например, в алгоритме выдачи, и в мелочах — например, нет способа распределить очерёдность между спикерами. Функции «поднять руку» у них нет, и чтобы не перебивать друг друга, в соцсети даже выработался собственный этикет: «моргать» микрофоном, включая и выключая его, чтобы дать знать, что хочешь высказаться. Слушатели «поднять руку» могут, зато никак не могут продемонстрировать одобрение или несогласие. Рейтинга записей тоже нет, отличать потенциально интересные ничего не помогает — по сути, я открываю комнаты наугад, ориентируясь на название и спикера.

Единственное функциональное отличие Clubhouse от эфиров в любой другой соцсети — возможность включить комментаторов в число спикеров. По большому счёту, это технический вопрос, который Facebook или Instagram могут решить за месяц-другой — и уже решают. Соцсети постоянно заимствовали новые функции друг у друга, и нет причин полагать, что в этот раз будет как-то иначе.

Что точно пока отличает Clubhouse — атмосфера закрытости и «элитности», реноме соцсети для продвинутых. Но мир технологий быстро меняет старые игрушки на новые, так что этот этап, через который прошли все соцсети, скоро останется позади. И непонятно, каким будет сухой остаток. Пока, по моему старческому мнению, — слишком лёгким. 

Фото: unsplash.com


Поделиться

Комментарии:

Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Тако или остренький буррито? В Кемерове открылось первое кафе с мексиканским фастфудом
Яндекс.Метрика