gazeta.a42.ru
16 марта в 12:04 Общество

Пьяного заберут даже из дома: новые вытрезвители будут жёстче старых?

В России возрождают вытрезвители. Федеральный закон принят, но он скорее рамочный: правила работы вытрезвителей должны ещё придумать Минздрав, Минтруд и МВД, а конкретные процедуры предстоит разработать регионам. Кого заберут с улиц принудительно, кто и как будет вытрезвлять граждан и сколько за это придётся заплатить — в нашем материале.

Не наказание, а помощь

С 1 января в России вступил в силу закон, предписывающий создать в регионах систему специальных учреждений для помощи людям в состоянии опьянения, «утратившим способность самостоятельно передвигаться и ориентироваться в окружающей обстановке». Хотя ключевое слово здесь — «помощь», полицейские смогут привозить их в принудительном порядке.

По словам главы комитета Совета Федерации по социальной политике Валерия Рязанского, из-за алкогольного опьянения в России ежегодно погибает свыше 50 тысяч граждан, из которых 10-12 тысяч просто замерзают на улице насмерть. Это ненамного меньше, чем страна потеряла военных за десять лет войны в Афганистане.

Уровень «пьяной» преступности со времени закрытия вытрезвителей тоже не радует — он вырос примерно на 35%, сейчас это каждое третье преступление. По мысли законодателей, сеть вытрезвителей поможет улучшить печальную статистику и спасти жизни.

Как было раньше: «карательный трезвяк»

Однако у людей немало опасений. Старая система, работавшая до 2011 года и доставшаяся в наследство от СССР, была далека от совершенства.

Вытрезвители входили в систему органов внутренних дел, их работу подробно регламентировал соответствующий приказ. Сюда доставляли лиц, находившихся в общественных местах в средней или тяжёлой степени опьянения, «оскорбляющей человеческое достоинство». Забирать могли даже несовершеннолетних, если не удавалось установить их личность и адрес. В вытрезвителе постоянно дежурил фельдшер, но никакой помощи не оказывал.

— Вытрезвление никогда не входило в сферу ответственности здравоохранения, — объясняет главный нарколог СФО Андрей Лопатин. — Состояние опьянения — не болезнь, оно проходит естественным путём. И только если появлялись медицинские показания — высокая температура, гипертонический криз, инфаркт, обморожение и так далее — фельдшер вызывал «скорую». В самом вытрезвителе никто никого не лечил, лекарств не давал. Принцип работы советских и затем российских вытрезвителей заключался в простом пребывании человека до утра.


Наутро милиционеры устанавливали личность гражданина, если не могли сделать этого раньше, выписывали квитанцию и выпускали. О приводе в вытрезвитель обязательно сообщали на работу — за это полагался выговор или другие наказания, вплоть до увольнения. Если кто-то попадал в вытрезвитель более трёх раз в год, его направляли для лечения в наркологическую больницу.

На практике в системе царил произвол, начиная с момента задержания — ведь степень опьянения патруль определял сам, на глаз. В результате, когда «горел план», людей хватали буквально на выходе из кафе и ресторанов. Если человек возмущался и пытался вырваться — это уже «сопротивление сотруднику при исполнении». За это могли арестовать и вменить уголовную статью, но чаще просто били. Если у пьяного в полубессознательном состоянии были деньги в карманах — они считались почти законной добычей патруля. Мол, ничего не знаем, ты их, наверное, потерял. Количество жалоб было огромным, регулярно случались избиения и даже убийства.

В 2010 году в Томске произошёл очередной резонансный случай — местного журналиста в вытрезвителе избили и изнасиловали палкой, от полученных повреждений он скончался. В 2011 году вытрезвители вывели из системы МВД. Президент Дмитрий Медведев поручил разработать предложения, чем их заменить, но фактически их просто закрыли. Сейчас полиция может доставить пьяного, если он не совершил преступления, исключительно в больницу. На практике рядовые сотрудники в этом не слишком заинтересованы — раскрываемость это не повышает, никаких плюсов не приносит. Пьяницы на улицах оказались предоставлены сами себе.

Как будет теперь: «приют для перебравших»

Закон о создании специализированных учреждений обсуждали долго. Не было понимания, какое ведомство должно взять воссоздаваемые вытрезвители под своё крыло. В итоге ответственны за реализацию сразу три: МВД, Минздрав и Министерство труда и соцзащиты. Учреждения будут создавать региональные власти — как полностью за счёт бюджета, так и в рамках государственно-частного партнёрства.

Человеческое достоинство в законе больше не упоминается: полицейские будут доставлять в вытрезвители граждан, «утративших способность самостоятельно передвигаться или ориентироваться в окружающей обстановке». Чтобы у полицейских были на это полномочия, специально дополнили закон «О полиции». А вот всё остальное — куда конкретно доставят, проведут ли освидетельствование, станут ли наблюдать врачи и сколько времени, какие будут для гражданина последствия — пока неизвестно. Вытрезвители будут похожи на больницу или тюремную камеру? Кто будет главнее — врачи или полицейские? Ответов в законе нет. По мысли депутатов, подробные правила должны разработать в регионах — в каждом свои.

— Ещё с 2017 года мы с главой города Кемерово прорабатывали вопросы, связанные с удалением с улиц лиц в состоянии алкогольного опьянения, которые не могут ориентироваться на местности, — подчёркивал на заседании горсовета начальник Управления МВД России по городу Кемерово Владимир Шкурко. — Сейчас эта работа будет возобновлена и усилена, уже обсуждаются полномочия, кто и что будет делать. Задачи нам поставлены, мы будем их реализовывать.

Пока, однако, правил нет, хотя федеральный закон действует уже третий месяц.

— Пока не будет на федеральном уровне приказа с конкретным распределением задач и полномочий, в регионах никакой работы быть не может, — пожимает плечами Андрей Лопатин. — Как минимум — на балансе какого ведомства эти учреждения должны создавать? Какой у них регламент работы, какой штат? Если вспомнить документ, на основе которого работали вытрезвители в СССР — это был совместный приказ Минздрава, МВД, прокуратуры и так далее. Нужно отдать должное, там чётко, понятным языком были расписаны все аспекты.

Около 20 субъектов РФ уже создали свои аналоги вытрезвителей несколько лет назад безо всякого федерального закона. У них разные формы организации. По данным «Российской газеты», в Тюмени, Самаре, Тольятти, Сызрани, Новокуйбышевске и Чапаевске вытрезвители представляют собой отделения при областных наркологических диспансерах, в Воронеже – профильные палаты в приёмном отделении больницы скорой помощи. Они относятся к учреждениям здравоохранения и финансируются из областных бюджетов. А вот в Челябинске, Нижнем Новгороде и Чистополе Татарстана это отдельно созданные центры, их содержат городские бюджеты по линии соцподдержки. 

Включать вытрезвители в систему здравоохранения, по словам Андрея Лопатина, не совсем правильно.

— В системе ОМС, по которой работает здравоохранение в России, вытрезвление не является нозологической единицей, — объясняет врач. — Опьянение — не болезнь, оснований для оказания помощи гражданину нет. Был, кстати, прецедент в одном из городов центральной России: местные власти открыли учреждение, стали оказывать помощь, в том числе медицинскую. В итоге ОМС выкатил им штраф за нецелевое использование средств. Это вообще уголовное преступление; хорошо, что потом разобрались и никого не посадили. Но в целом случай показательный.

Если создавать обновлённые вытрезвители при полиции, есть риск вернуться к тому, что было при СССР. В итоге заниматься вытрезвителями наиболее логично органам соцзащиты. Именно в их ведении находятся приюты для бездомных, именно они помогают неблагополучным семьям. Вытрезвители органично дополнят эту систему помощи.

А вот МВД свой порядок доставления пьяных в вытрезвители уже разработало, сейчас проект проходит стадию общественного обсуждения. К этому документу возникает много вопросов.

Опять «на глазок»

В проекте МВД не предусмотрена процедура медосвидетельствования.

— Согласно действующему законодательству, чтобы гражданина, который, например, управлял автомобилем или ругался матом на улице, признали пьяным, необходимо провести освидетельствование, — объясняет Андрей Лопатин. — В проекте инструкции по доставлению в вытрезвитель этого нет. Получается, полицейский по-старому будет определять сам: вроде пьяный — значит, забираем. А если у него приступ болезни? Если последствие приёма лекарств?

Открывается простор для злоупотреблений. Перепутать пьяницу с больным может и добросовестный человек. Показательный случай недавно произошёл в Краснодаре: пассажирка приняла таксиста, который невнятно говорил и необычно двигался, за наркомана. Она выложила видео разговора в соцсети, на водителя набросились пользователи, его заблокировали в приложении. Оказалось, он был совершенно трезв, а невнятно говорил из-за ДЦП, которое у парня с рождения.

— Да, есть алкометр — «трубочка», в которую можно «дыхнуть», — говорит Андрей Лопатин. — Вы будете этой трубочке доверять? Сейчас освидетельствование проводят в медучреждении, у которого есть лицензия, оборудование, обученные специалисты, регламент проведения. Они смотрят показания приборов, анализов, клинику. Есть лаборатория с точнейшими хроматомасспектрометрами, с точностью до молекул. А трубочка в чьих-то руках — это просто трубочка.

Добровольно или принудительно

Полиция получила право принудительно доставлять граждан в вытрезвитель. Но по поводу самих вытрезвителей в законе ничего не говорится.

— Конституцию никто пока не отменял, — подчёркивает Андрей Лопатин. — Человек говорит «я не хочу» — и как мы будем его удерживать, на каком основании? Сейчас в законе их просто нет. Это реальная проблема. В том же Томске, когда закрыли старую систему вытрезвителей, учреждения с этими функциями остались, но стали добровольными. Туда привозили в год 16 000 — 20 000 человек, а остаться соглашались 500-600. Это крохотная часть. Соответственно, проблему пьяных на улицах такой подход не решает.

Вопросы безопасности в целом вызывают беспокойство главного нарколога.

— Как можно в одно место свозить лиц в состояние алкогольного опьянения, наркотического опьянения и токсического опьянения? Это совершенно разные состояния, разные категории граждан, в том числе с точки зрения клиники и содержания. Человек в состоянии наркотического опьянения бывает непредсказуем. И если алкогольное проходит в течение 12-20 часов, то наркотическое может и день, и два, и неделю длиться. А у синтетических наркотиков признаки интоксикации мы иногда видим месяц. Что делать тогда, месяц их держать? Нет ответа.

Мой дом — не крепость

В большинстве стран Европы пьяными на улицах занимается полиция, но везёт не в вытрезвитель, а просто домой. Если человек совершил правонарушение, его привозят в участок, если есть медицинские показания — в больницу. Каких-то специальных учреждений с особым правовым статусом, как правило, нет.

— Они в этой системе просто лишние, — говорит Андрей Лопатин. — Государство вынуждено их содержать, а зачем? Если ты пьяный, но не опасен — ну так тебе домой надо, а не в вытрезвитель.

В России пока получается наоборот. В проекте инструкции МВД оговорена возможность «доставки граждан из жилищ». Полицейские получат право забрать пьяного из его собственного дома, если есть основания полагать, что он может причинить вред жизни и здоровью или нанести ущерб имуществу. Какие должны быть основания — не объясняется, но есть одно конкретное условие: «письменное заявление граждан, находящихся с ними в жилище». Проще говоря, жена может заявить, чтобы мужа увезли в вытрезвитель.

Так, впрочем, тоже уже было, и работало плохо. Милиционеры знали: даже если жена заявляет о побоях — в девяти случаях из десяти она заберёт своё заявление на следующее утро.

Ночь за 1500

Цену за услуги вытрезвителей каждый регион будет устанавливать сам. По оценке депутата Госдумы Алексея Диденко, в среднем по стране должно получиться около 1500 рублей за ночь. Большие надежды законодатели возлагают на государственно-частное партнёрство. Андрей Лопатин отмечает, что эта идея вызывает скепсис.

— Пока никто не понимает, как это будет выглядеть, — говорит он. — Вот человеку дадут площадку: строй здание, организовывай вытрезвитель. Он же должен о рентабельности, о прибыли думать, а какая здесь прибыль? Люди будут отказываться платить. Система, естественно, будет тратить бюджетные деньги. И даже по полторы тысячи будет сложно получить. Пример — Уфа. Там у подобного учреждения накопилось долгов на миллионы рублей. В итоге горсовет принял решение их аннулировать. Потому что иначе придётся в отношении тысяч граждан инициировать процедуру взыскания. Это обойдётся бюджету ещё в миллионы рублей, а удастся ли взыскать — неизвестно.

По словам главного нарколога, на создание и содержание системы вытрезвителей уйдут большие средства, которые полезнее было бы направить на выявление и помощь неблагополучным семьям. Система вытрезвителей не решит проблему пьяной преступности, потому что её корни лежат глубже — в семье, социальном окружении, условиях жизни.

— Та же проблема лишения родительских прав — это на 95% семьи, где родители страдают от алкогольной зависимости, — говорит Андрей Лопатин. — Сами они почти не обращаются за помощью, и мы пытаемся вместе с полицией, соцзащитой, органами образования этих граждан привлекать к лечению. Мы убедились, что многих удаётся вылечить, они через месяц-два трудоустраиваются, восстанавливается семья, их не лишают родительских прав. Людей надо лечить от алкоголизма, системно помогать с ресоциализацией, трудоустройством, а не в вытрезвитель помещать. Усилия и ресурсы должны быть направлены на лечение и помощь.

В итоге получается, что вопросы пьяной преступности и алкоголизации населения требуют системного решения, в котором вытрезвители — совсем не на первом месте. В России хватает проблем с алкоголем, начиная с того, что многие заводы днём работают на легальный рынок, а ночью на контрафактный: по оценке Росакогольрегулирования, уровень контрафактности российского рынка алкоголя — более 40%. А ещё есть аптечный алкоголь, косметический алкоголь, контрабандный спирт. По словам главного нарколога Кузбасса, нам нужны в первую очередь ограничения на продажу, контроль нелегального оборота, профилактика алкоголизма первичная и вторичная, организованное лечение — и лишь затем вытрезвители.

Вытрезвители — не волшебная палочка. Насколько они будут полезны, смогут ли спасать жизни и здоровье, не скатываясь в злоупотребления, во многом будет зависеть от правил их создания, функционирования и контроля. Об этих подробных правилах ведомствам ещё предстоит договориться.


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Лучше за компьютером, чем к бабушке в деревню: чем занять ребёнка летом
Яндекс.Метрика