gazeta.a42.ru
19 марта в 14:16 Авто

Анжерский джип, драченинский автобус и кемеровский вездеход: история автомобильных экспериментов в Кузбассе

Не углём единым славен Кузбасс: развитая промышленность регулярно наталкивает местных предпринимателей на мысль запустить пусть небольшое, но настоящее серийное производство автотранспорта. После развала Советского Союза первые попытки создать кузбасский автомобиль предпринимали в девяностых в Анжеро-Судженске. А в десятых один завод экспериментального транспорта у нас всё-таки появился и работает до сих пор. Правда, его продукция — не автомобили, а аэровездеходы.

Как выглядел анжерский джип «Канонир», почему закрылось производство автобусов в Драченино и как плывёт кузбасская амфибия — в нашем материале.

County Kuzbass — кузбасский автобус

В 2010 году в деревне Драченино открыли сборочный завод «Кубассавто». Это были не какие-то местные энтузиасты, а инвестиционная компания нефтяника Ралифа Сафина, которая вложила в организацию производства астрономические 350 миллионов рублей. «Кузбассавто» заключил лицензионное соглашение с Hyundai и собирал грузовики и автобусы из корейских машинокомплектов под маркой County Kuzbass.

Автобусы были типичными представителями малого класса — кузов-вагон, задний привод, механическая коробка передач. В салон помещалось 17 пассажиров сидя и ещё 14 — стоя. К 2012 году завод выпустил 360 единиц техники, руководители компании строили планы и с оптимизмом смотрели в будущее.

Драченинское производство споткнулось о внешние обстоятельства: из-за забастовок на заводах корейских партнёров в 2013 году начались перебои с поставками машинокомплектов. В 2014 году завод был вынужден уволить персонал, накопил долги и в конце концов перешёл под внешнее управление. В 2017 году имущество завода продали на банкротных торгах, его приобрела другая компания.

В 2018 году автозавод в Драченино реанимировали, новые собственники заключили договор с китайским автогигантом Zhengzhou Yutong Bus. В новое производство планировали вложить около 400 миллионов рублей, оборот — две тысячи автобусов в год, в том числе газомоторные и электрические. Однако у компании возникли трудности с получением основного документа — одобрения типа транспортного средства в НАМИ. А у основного инвестора Шамиля Мингазова — проблемы с законом по поводу других его компаний. Он оказался под следствием, сидел в СИЗО и под домашним арестом. Производство остановилось, не успев начаться. Для Драченино это уже третья неудача.

«Нерпа» — кузбасский аэровездеход

Когда в Драченино строили первый завод, кемеровчанин Михаил Минаев в гараже создавал прототип вездехода, который ходил бы по снегу, болотам, земле и воде. Он любил путешествовать по рекам, но почти все реки в Сибири сильно обмелели за последние тридцать лет. Русла, как в советское время, никто не углубляет, во многих местах уровень воды стал меньше метра, поэтому катера и моторки уже не могут там ходить — ломается винт.

В 2009 году Михаил организовал в Кемерове бизнес по проектированию аэросаней с творческим названием «Аэросани». Вообще-то исторически это снегоход, который движется с помощью гигантского пропеллера. В прочтении Минаева получилась скорее амфибия — маломерное судно для обмелевших рек, которому не страшна ни галька, ни болото. В 2011 году, после двух лет испытаний опытных образцов, предприниматель запустил производство.

Несмотря на отсутствие сколько-нибудь серьёзной рекламной кампании, кузбасская амфибия нашла своего покупателя. Рыбаки, охотники и туристы охотно покупали необычный транспорт, с которым легко добраться до верховий любой речки, до самых дальних стоянок жирного хариуса. «Нерпа» стала первыми в России серийными аэросанями с дизельным двигателем.

На волне успеха компания Минаева спроектировала более вместительный и мощный аэровездеход для серьёзных транспортных задач и бюджетные варианты на базе лодок ПВХ с укреплённым днищем — для массового сегмента рыбаков. Одна такая лодка вмещает троих человек, стоимость — около 500 тысяч рублей. Самый большой вездеход «Нерпа» вмещает десять человек или две тонны груза, стоит более 7 миллионов.

В 2019 году «Завод инновационного транспорта» стал резидентом Кузбасского технопарка. Аэролодки и вездеходы раскупают десятками. Сейчас инженеры проектируют аэровездеход «Нерпа Арктика» для работы в Заполярье при -50°С и планируют организовать транспортную компанию для грузоперевозок по регулярным маршрутам на Севере. В общем, это тот редкий случай, когда проект «взлетел».

«Канонир» — кузбасский джип

«Анжерский автосборочный завод» открылся в 1998 году. Основную его деятельность — производство горно-шахтного оборудования — создатели дополнили амбициозными планами мелкосерийного выпуска собственных внедорожников.

Проект «Канонира» выполнили инженеры из Санкт-Петербурга — компания «Автостиль» разработала конструктивные решения и должна была поставлять кузовные детали. Сразу стоит оговориться: большая часть узлов всё-таки не были оригинальными. Двигатель, коробку, мосты и ходовую часть «Канонира» ставили от обыкновенного «бобика» УАЗ-3151, сиденья и приборную панель — от грузовиков ГАЗ.

Ключевой особенностью кузбасского джипа стал каркас, который создатели не стали разделять на раму и кузов. Его сварили из закрытого шестимиллиметрового профиля, а сверху зашили в толстый композитный пластик — то есть с виду внедорожник был полностью пластмассовым. Для 1998 года это было, мягко говоря, крайне необычно.

Оригинальное решение облегчало конструкцию и удешевляло производство. В плане эксплуатации был свой плюс: полностью снималась проблема коррозии — пластик не может заржаветь. Были, понятно, и минусы — повреждённую кузовную деталь выправить было уже невозможно, только заменить целиком.

«Автос» планировал выпускать около двух тысяч машин в год, постепенно наращивая производство. В 2000 году «Канонир» получил одобрение от московского института НАМИ, и одновременно руководители предприятия разорвали договорённость с «Автостилем» на поставку кузовных частей — решили изготавливать их самостоятельно. В итоге «Канонир» оказался хуже прототипа и дороже «УАЗа». Покупать такой экзотический транспорт желающих не нашлось — вместо запланированных тысяч внедорожников «Автос» выпустил ограниченную партию в двадцать штук, а затем закрылся из-за финансовых проблем.

Массовое производство — нет, узкие ниши — да

В мире массового производства у небольших компаний, которые хотят производить утилитарный транспорт для местного рынка, мало шансов выиграть конкурентную борьбу и выжить. А вот экзотические ниши выглядят интереснее: беспилотник, вездеход или, например, роботизированный карьерный самосвал, разработку которого начали в Кузбассе минувшим летом. Чем чёрт не шутит – возможно, в будущем мы увидим на кузнецкой земле множество новых экспериментальных предприятий. Ведь они, как показывает практика, вполне могут быть рентабельны и перспективны.


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Тако или остренький буррито? В Кемерове открылось первое кафе с мексиканским фастфудом
Яндекс.Метрика