gazeta.a42.ru
22 апреля в 16:26 Общество

Собаки сгорают в пожарах: что не так в работе с беспризорными животными в Кузбассе

В начале апреля в кемеровском приюте для животных «Маячок» произошёл пожар, погибли две собаки. Спустя полторы недели загорелся приют «Четвероногий ангел», сгорели пятнадцать собак. Выживших животных пытаются пристроить в другие частные кемеровские приюты, но они переполнены, не хватает кормов, у них растут долги перед ветеринарными клиниками. Корреспондент A42.RU попытался понять, что приводит к несчастным случаям в работе с беспризорными животными и почему их не становится меньше на улицах.

Приюты официальные и неофициальные

7 апреля в «Маячке» взорвался газовый баллон. Две собаки погибли, хозяйку дома в тяжёлом состоянии увезли в реанимацию.

— Её жизнь вне опасности, но это ожоги третьей степени, ей предстоит долгая реабилитация, — рассказывает организатор приюта Маргарита Чепурченко. — Причина пожара пока неизвестна, идёт следствие, газовый баллон увезли на экспертизу. Мы будем восстанавливать приют, адрес не изменится.

В ночь на 18 апреля пятнадцать собак заживо сгорели в приюте «Четвероногий ангел». У хозяйки диагностировали ожоги головы, лица и рук. По её словам, муж не пострадал в огне, но когда увидел, что произошло с выпестованным приютом — у него случился сердечный приступ.

Вольеры для собак он выстроил во дворе частного дома. Одних животных хозяева приюта подбирают на улицах сами, других привозят случайные прохожие и волонтёры. В приюте животных моют, обрабатывают от паразитов, отвозят на лечение и кастрацию в ветклинику, а затем пытаются найти им новых хозяев. Многие остаются в приюте навсегда. Пожертвования на содержание десятков питомцев хозяева приюта собирают в социальных сетях.

По схожей схеме работают все кузбасские приюты. Их создают, как правило, неравнодушные люди, которые не могут пройти мимо брошенного щенка или котёнка. Меньшая часть зарегистрирована официально — как некоммерческие организации или благотворительные фонды. Большая часть не оформлена никак.

— В соцсетях вы видите десятки кемеровских приютов, которые собирают пожертвования на содержание животных, — рассказывает создательница приюта «Верный» Татьяна Медведева. — Но если позвоните в ветеринарный контроль и спросите, сколько у нас приютов, вам скажут: два. Остальные — или благотворительные фонды, или просто частные подворья, которые берут собак на передержку и собирают на это деньги. Среди этих добросердечных людей есть ответственные, а есть безответственные. Порой на этих участках ужас какой-то творится: хозяева выпивают, собаки в тесноте и грязи.

Одни держатели приютов тратят на корм и лечение питомцев все пожертвования и ещё половину своей пенсии или зарплаты; другие на эти пожертвования делают в доме ремонт и считают это вполне справедливым. Кто-то отчитывается перед жертвователями, кто-то нет. Об этике приютов для беспризорных животных много спорят в соцсетях.

— Наш приют официально зарегистрирован и проходит регулярные проверки, ветеринарный контроль смотрит условия содержания животных, прокуратура — соблюдение законодательства в целом, — рассказывает Татьяна Медведева. — А вот незарегистрированные приюты — это непрозрачная зона, туда никто не заходит, не проверяет условия, там «серая» коммерция. Это не значит, что все они мошенники. Напротив, большинство — добросовестные, переживающие за животных люди. Но случается и плохое.

Пожары случайные и неслучайные

Маргарита Чепурченко говорит, что два пожара в приютах подряд — стечение несчастных обстоятельств.

— У обычных людей пожары разве не случаются? — спрашивает Маргарита. — Это трагическая случайность, от которой никто не застрахован. При этом недоброжелателям только дай повод — они сами придумают и причину пожара, и обстоятельства происшествия. Пока собаки бегают на улицах, они никому не нужны, но как только находится человек, готовый потратить на них время и силы, тут же возникает множество советчиков и контролёров, которые знают, как это делать правильно.

Маргарита твёрдо настроена восстановить приют и принимает любую помощь. Связаться с ней можно на страницах «Маячка» в социальных сетях.

Апрельские пожары — не первые, несчастные случаи в кемеровских приютах случались и раньше. Самый крупный произошёл в «Верном». После того, как в 2013 году закрылся городской приют для беспризорных животных, создатели «Верного» арендовали заброшенный хлев на окраине Ягуновки. На третий год в нём скопилось более 140 собак, и это кому-то не понравилось. Сразу две экспертизы доказали наличие остатков горючей смеси на пожарище. В огне погибли более 120 животных. С тех пор «Верный» не размахивает адресом приюта в соцсетях, хотя и секретом его, конечно, не назовёшь.

Татьяна Медведева называет решающим человеческий фактор. Кто-то в «неофициальных» приютах ответственно относится к пожарной безопасности, кто-то — нет.

— В социальных сетях все они — приюты, — говорит Татьяна. — А как только возникают вопросы у контролирующих органов, так сразу: «Это моя частная территория, это мои собаки».

И это не правонарушение. В частном доме человек может держать столько животных, сколько ему заблагорассудится. Ограничения обсуждались при подготовке федерального закона «Об ответственном обращении с животными», но в закон не вошли.

— Оформлять официальный приют или не оформлять — дело каждого отдельного человека, — уверена Маргарита Чепурченко. — Это зависит от его возможностей, территории, условий.

Усилия властей: много, но недостаточно

По очень приблизительной оценке областного управления ветеринарии, в 2019 году в Кузбассе обитало около семи тысяч бродячих собак. Многие задаются вопросом: почему беспризорными животными занимаются энтузиасты и волонтёры, а не городские власти?

На самом деле занимаются, но немного в другом ключе.

Городской приют, как писали выше, закрылся в 2013 году. После этого муниципалитет руками сотрудников «Спецавтохозяйства» занимался только отловом беспризорных собак: в них стреляли снотворным, привозили на базу, непродолжительное время содержали на случай, если найдётся хозяин, а затем умерщвляли.

С 1 января 2020 года усыплять жизнеспособных животных запретил федеральный закон. Сейчас в России реализована распространённая в мире практика ОСВВ — отлов-стерилизация-вакцинация-возврат, о которой A42.RU подробно писал ранее. Собак ловят, стерилизуют и прививают, а затем выпускают обратно на улицы со специальной меткой в ухе. Цель — контролировать, оздоравливать и снижать агрессивность популяции бездомных собак вместо попыток полностью её уничтожить.

Отловом и чипированием животных занимаются частные организации, выигравшие торги. Практика первого года, впрочем, показала, что желающих участвовать в торгах мало: в Новокузнецке поступила лишь одна заявка, в Кемерове – две. Судя по информации на портале госзакупок, за 8,2 миллионов рублей в Кемерове должны были «обработать» 750 собак — то есть примерно по 10 900 рублей на собаку. За эти деньги собаку надо поймать, вылечить, привить, стерилизовать, чипировать, месяц кормить, подыскивая новых хозяев, а затем снять на видео, как её отпускают. На 2021 год кемеровская администрация выделила на работу с собаками сумму меньше — 6 миллионов рублей.

— Мне неоднократно звонили и предлагали прислать своё коммерческое предложение, — рассказывает Татьяна Володько, создательница благотворительного фонда «Четыре лапы». — Но мои цифры неизменно называли завышенными. А я просчитывала нормальное содержание, со всем списком работ по закону, с правильными прививками. За те деньги, которые города предлагают сейчас, сложно всё сделать правильно и заработать. Поэтому организации экономят, плохо содержат. Например, в Белове видели чипированных собак… беременными. Получается, кто-то сэкономил на стерилизации.

Прокопьевские волонтёры на днях и вовсе написали петицию против жестокого отлова. В социальных сетях они распространяют фотографии животных, которых, как утверждается, больше нет в живых. По свидетельствам волонтёров, ловцы срывают ошейники в том числе с домашних животных, если застанут их на улице, держат в тесных клетках и в грязи.

Без гарантий на жизнь

Многие собаки, через месяц после отлова оказавшись на улице, всё равно погибнут. Если, например, в Стамбуле на улице тепло, а народ дружелюбен, то в Кузбассе шансы выжить куда ниже.

— Я не бралась за муниципальный контракт не только из-за цены, но и по этическим причинам, — объясняет Татьяна Володько. — Ну не могу я взять собаку, вылечить, накормить, дать ей привыкнуть, а потом выпнуть на улицу. А отлов щенков? Это вообще жестокая бессмыслица. Месяц их кормят, а потом выбрасывают на улицу, и с ними нет мамки, которая защитит, научит обходить опасности и добывать еду. Если у взрослых псов есть хотя бы шанс, то щенки погибнут поголовно.

Ещё одна проблема — малая «пропускная способность» организаций, занимающихся отловом. Судя по фотографиям вольеров и списку животных, которым ищут хозяина, «Ветеринарная скорая помощь» единовременно содержит несколько десятков собак. Но в Кемерове их сотни. Отлов не справляется с объёмом, и в других городах Кузбасса ситуация не лучше. Как ранее писал A42.RU, с начала 2021 года в Новокузнецке зафиксировали уже 130 укушенных людей, люди жалуются на стаи собак по дороге в школу. Глава города Сергей Кузнецов в передаче «Утро с мэром» на «Ново ТВ» назвал закон с новой схемой отлова «гуманным», «большим и хорошим», но подчеркнул, что он не учитывает все «жизненные моменты» и не подходит для ситуаций, в которых оказались многие российские города.

— Хорош был бы тот закон, если бы под него были деньги, — добавил мэр.

К слову, в 2020 году Новокузнецк направил на работу с беспризорными собаками 7,1 миллиона рублей, в 2021 году — 4,9 миллиона.

Начинать с хозяев

«Просто перестрелять всех псов, и дело с концом!» — лютуют комментаторы в соцсетях. Это, однако, ненамного дешевле, незаконно, но главное — совершенно неэффективно. Уже через год популяция восстанавливается: безответственные горожане выбрасывают новых собак, которые снова занимают экологическую нишу у свалок и в гаражах, на подкорме у сторожей и сердобольных старушек.

Опрошенные редакцией организаторы приютов солидарны в том, что проблему беспризорных собак нужно решать именно с этого конца — с владельцев. Для начала запретить свободное разведение, а затем и покупку. Хочешь завести щенка — будь добр пройти минимальное обучение и получить лицензию.

— Необходимо просвещение и пропаганда, нужно рассказывать о стерилизации и вакцинации, воспитывать доброе и ответственное отношение к животным начиная с детства, — подчёркивает Татьяна Володько. — Мы регулярно проводим в школах «Добрые уроки», но это должно быть в образовании на федеральном уровне. Нужно дополнять законодательство, как в Германии: чтобы заиметь потомство, даже для породистой кошки нужно получать отдельное разрешение. А в США, например, чтобы забрать из приюта животное, нужно принести справку от психиатра. Никто не даст просто так содержать, а тем более плодить и выкидывать животных, за это назначат огромный штраф.

Пока ситуация тяжёлая: отлов по муниципальному контракту не справляется, частные приюты переполнены, убыточны и горят. Стратегическое решение проблемы — это тотальная регистрация животных, контроль разведения, содержания и приобретения. Но как решать острую ситуацию с обилием беспризорных собак в городах Кузбасса прямо сейчас — пока не знает никто.


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Артём Качер выступит в Кемерове
Яндекс.Метрика