gazeta.a42.ru
16 июня в 14:25 Общество

Звери, бездомные, водопады мусора и озёра нечистот: экспедиция по джунглям Искитимки

Искитимка хорошеет: берега расчистили от зарослей, на улице Мичурина оборудовали набережную. Скоро она из речки-вонючки станет приличным городским водоёмом: в пойме выстроят театрально-концертный и музейно-выставочный комплексы, их объединит рекреационная зона набережных с единой навигацией и инфраструктурой. Но всё это — от Томи до проспекта Ленина.

А что же происходит выше по течению — там, где река исчезает в зарослях? Корреспонденты A42.RU надели огромные резиновые сапоги и отправились в путешествие по тёмной стороне Искитимки. Обо всём, что увидели — о заброшенных домах и старых мостах, о бездомных, благословляющих путников, о птицах и зверях, о мусорных горах и озёрах из нечистот они расскажут вам.

Минутка занимательной географии

Я люблю географию Кузбасса со школы, но откуда начинается Искитимка — никогда не интересовался. Только перед нашим маленьким путешествием выяснил, что она образуется уже в черте города из слияния двух речушек поменьше — Большой Камышной и Куро-Искитима.

Куро-Искитим вытекает из Мамаева пруда примерно в семи километрах от Кемерова, в город заходит через Плешки. Большая Камышная берёт начало у посёлка Дедюево за Топками, протекает через Мазурово, Пионер и РТС. Реки встречаются на Южном, за мостом по улице Камышинской. Этот выезд из города ещё называют «пьяной дорогой» то ли за извилистость, то ли за то, что по ней пытаются миновать посты ДПС похмельные водители большегрузов.

От места слияния до проспекта Ленина пешком вдоль реки — чуть менее четырёх километров, но пройти их непросто. Кое-где здесь змеится тропинка, но чаще это заросли ивняка, переходящие в сплошной лес, и подболоченные пространства на задворках частного сектора и давно закрытых автотранспортных предприятий.

Мы вместе с фотографом высадились за мостом на Камышинской, поставили машину на парковку у цеха мебельщиков. Под неодобрительным взглядом местных работяг переоблачились в резиновые сапоги-болотники до пояса и дождевики. Было неуютно и, честно сказать, страшновато. Кого мы встретим на берегу — бродячих собак? Недобрых людей? Фотограф привычно перекинул камеру на бок, прикрыл объектив ладонью и нырнул в заросли, заворачивая с тропинки под мост. Намёки на благоустройство здесь обрывались, искитимские джунгли призывно покачивали ветвями. Путешествие начинается.

Мост-призрак

Куро-Искитим мелкий и прозрачный, по берегу теплится жизнь: натоптаны тропинки, из-под ног убегает ящерица, несколько раз попадаются колышки-упоры под удочку — говорят, местные мальчишки ловят жирных пескарей. В реку выходят ливневые стоки с дорог, но в июне они уже пересохли, остались только канавы, которые легко перепрыгнуть. Бетонная подошва моста видела лучшие времена: блоки крошатся и разваливаются. За мостом реку пересекают трубы без изоляции, угадать назначение которых нам не удалось.

В реке много мусора: от банальных шин, ботинок и пакетов до экзотических вариантов типа дивана, компьютера и старого айфона. Собственно говоря, какой предмет быта ни представишь — я наверняка видел его в русле. С потревоженного сапогами дна поднимаются радужные пятна.

Метров через двести выходим к слиянию с Большой Камышной — Искитимка начинается здесь. Почему-то вспомнилось, как сливаются на Алтае Бия и Катунь: одна река молочно-белая, вторая голубоватая, и два потока какое-то время текут, не перемешиваясь. Здесь масштабы поменьше: от берега до берега метров пять, но ощущение достопримечательности тоже есть. Глубина резко вырастает, реку больше нельзя перейти вброд.

Прямо в точке слияния стоит бетонная опора. Полазав по кустам, мы обнаружили такую же на берегу напротив: очевидно, раньше здесь был большой мост. Судя по возрасту деревьев, проросших сквозь береговую опору и подточенных бобрами — минимум лет тридцать назад.

Сейчас на тот берег ведёт маленький мост с деревянным покрытием, который виден ниже по течению.

Встреча у теплотрассы

Мост выглядит пешеходным, однако дорога за ним накатана хорошо, да и знак «Уступи дорогу» совсем новенький. На опорах гора веток и мусора, принесённого паводком, доски покрытия местами прогнили. Отправляемся поглядеть, куда ведёт дорога. Оказывается — на инкубаторно-птицеводческую станцию, которая то ли работает, то ли нет. Ворота на замке, на территории запустение, но внутри виден одинокий автомобиль и собака, кормящая щенков. Рядом с инкубатором — работающий узел отопления, заваленный мусором от пола на метр — как будто кто-то решил превратить его в огромный мусорный бак.

Дорога превращается в тропинку и выводит к железнодорожной линии. Теплотрасса уходит под насыпь, за ней — ещё одна свалка. Похоже, больше ничего интересного здесь нет — я прошу сфотографировать несанкционированную свалку (вдруг у волонтёров или городских властей руки дойдут убрать), и мы поворачиваем назад к реке. Фотокор просматривает снимки и говорит:

— Смотри-ка, это похоже на тело.

На фотографии в самом деле виден лежащий человек.

Мы разворачиваемся и несёмся назад. Я запрыгиваю на теплотрассу и вижу, натурально, мужское тело с засохшим кровоподтёком на голове. Первая мысль: «Ну всё, кончилась прогулка, сейчас до вечера разбираться с полицией». Тело, однако, выглядит свежим. Решаю на всякий случай окликнуть:

— Эй, мужик, ты живой?

«Тело» поворачивает голову и хлопает глазами спросонья, неразборчиво бурчит, мол, живой.

— Как чувствуешь себя?

Мужчина говорит, что чувствует себя нормально, переворачивается на другой бок, подкладывает руку под голову и собирается продолжить свой сон. С чистой совестью мы уходим, пожелав счастья и здоровья. В спину нам доносится сиплое «Бог благословит». Ну, с таким кармическим привеском уже не так страшно идти дальше.

Зона отчуждения

Обратно по мосту мы переходить не стали и шагаем по левому берегу, по задворкам промзоны. В советское время здесь было огромное автотранспортное предприятие; сейчас ангары арендуют фирмы и фирмочки, а приречная часть превратилась в лес из ивы, клёна и тополя, в котором торчат остовы зданий, горы асфальта и битого кирпича. По тропинке, когда-то бывшей дорогой, доходим до большой заброшки.

Здание было двухэтажным, но лестница давно обвалилась. На стенах метки квестов, похабщина, надпись «Чернобыль» во всю стену. Нотки постапокалипсиса в атмосфере в самом деле есть, но на месте организаторов я бы не отправлял сюда желающих поразвлечься: здание не выглядит надёжным, дверные проёмы перекосило, всюду обвалившийся кирпич. Недалеко от выхода — провалившиеся колодцы с трубами канализации, из которых, кажется, вот-вот вылезут какие-нибудь мутировавшие крысы.

Озеро нечистот

Ближе к мосту по улице Автозаводской кусты становятся непролазными, берег — крутым, мы проходим с большим трудом. Здесь в реку выходят несколько больших труб, но они пусты. Мост снизу выглядит обитаемым: граффити на стенах, многочисленные тропинки и следы костров. Под мостом гниют подвешенные на арматуре строительные леса, разлагается в лужах рыба.

Мы чувствуем запах.

Удушливая вонь накрывает ещё при подходе, а после моста становится нестерпимой. Источником оказывается болото в зарослях площадью квадратов на сто. Бурая жижа, похожая на сточные воды, натекает в него из разрушенного колодца. Основной поток, однако, течёт не в кусты, а вниз по берегу — в Искитимку. Место впадения этого «притока» плохо видно с моста — закрывает теплотрасса, а вот мы смогли рассмотреть его во всей красе. Поток меняет цвет реки с тёмно-зелёного на светло-коричневый.

Другие трубы в этом районе идут через воду на другой берег или стоят сухими. Надписи на табличках на польском языке гуглятся как названия шламоотводителей — устройств для очистки воды перед сбросом.

О прорыве колодца мы сообщили в областную администрацию. Нас связали со СКЭК и АО «Кемвод», и они отправили бригаду для проверки. Уже на следующий день представитель «Кемвода» сообщил, что прорыв ликвидирован. По его словам, произошёл засор канализационного коллектора Ду-800 мм из-за попадания в магистраль трубопровода строительного мусора, частей спецодежды и жировых отложений. Бригада устранила засор и выполнила гидродинамическую промывку трубопровода. Сейчас канализационные стоки с частного сектора на Южном и промзоны вдоль проспекта Кузнецкого текут по адресу — в канализационный коллектор. На сетях водоотведения аварийные выбросы в районе Искитимки отсутствуют.

Также представитель «Кемвода» отметил, что обратиться в аварийную службу может любой гражданин, заметивший неисправность в системе городской канализации — достаточно позвонить по телефону 36-32-12 или 65-70-57 и сообщить адрес.

Пасторальные пейзажи

За местом прорыва начинается сельская идиллия: берег снижается, кусты редеют, и вот мы уже идём по красивым зелёным полянкам. К середине лета они наверняка зарастут бурьяном, но в начале июня это почти газон. Щебечут птицы, летает большая то ли чайка, то ли крачка, под берегом замечаю крупную водяную крысу — ондатру. Красота!

Доходим до впадения в реку крупного ручья. Судя по карте, это ручей Суховский — тот самый, из-за которого Искитимка прошлой осенью стала багровой. Мэр Илья Середюк тогда объяснил, что из-за засорённого городского коллектора стоки излились на рельеф, сошли в ручей и оказались в Искитимке. Сейчас о проблеме ничего не напоминает, ручей выглядит чистым, вода — прозрачной. Перебираемся по старенькому мосту. Бетонная плита раскрошилась посередине, и кто-то решил обезопасить пешеходов оригинальным способом — накрыл дыру листом жести. Учитывая мой вес под центнер — идеальная ловушка, которую я чудом миновал без переломов.

К берегу здесь ведут тропинки — по правую руку начинается частный сектор около бывшей геологоразведки. Любопытства ради сворачиваем на улицу с гордым названием «Искитимская набережная». Набережной её назовёшь с трудом: до воды топать полкилометра. Лают собаки, пахнут деревом сараи-самострои, торчат тарелки спутникового телевидения, кто-то жарит шашлык — в общем, размеренный сельский быт.

Метров через пятьсот кусты начинаются снова и постепенно превращаются в лес с самыми настоящими деревьями. Периодически приходится выходить на реку и брести по мелководью. На противоположном берегу замечаю место королевского отдыха у костра — кто-то умудрился притащить на берег целый диван!

Кроны смыкаются, лес становится всё гуще, мусора почти нет. Под ногами хрустят кости — надеюсь, только животных. Я начинаю сомневаться, что мы вообще сможем пробраться до Сибиряков-Гвардейцев без топора — и в этот момент слышу вдалеке гул моторов.  На другом берегу виден гаражный кооператив. Ура, цивилизация, люди! Мы уже близко!

Мусорный водопад

Мост по Сибиряков-Гвардейцев — узнаваемая точка. Многие кемеровчане в детстве играли в этих зарослях — двухэтажки здесь подходят близко к берегу, рядом жители разбивали огороды, потом начинается район ботанического сада. Огороды, кстати, стоят и сейчас, за калитками видны теплицы и сараи под инвентарь.

По правому берегу Искитимки до самого «Променада-3» тянется частный сектор.

На карте дома стоят вплотную к реке, буквально в пятидесяти-ста метрах. Только на месте я открыл для себя, что на самом деле это не пятьдесят метров пустыря, а крутая, даже обрывистая насыпь крупных камней с огромным перепадом высоты — может, с пятиэтажку. Дома стоят наверху, потом идёт эта насыпь, а затем до самой реки — подболоченный ивняк, в котором полно уток с утятами.

Под насыпью идёт нехоженая тропка — по ней и шагаем, распугивая едва научившихся летать воронят. Кормятся они, вероятно, на мусоре, который жители частного сектора сваливают прямо с насыпи вниз. По его наслоениям археологи будущего смогут изучить историю города годов эдак с пятидесятых: местами это не просто свалки, а какие-то мусорные реки, мусорные холмы и мусорные водопады, застывшие на склонах.

В конце тропинки виден свет — лес резко обрывается. Здесь начинается район ЖК «Солнечная горка», в 2018 году деревья и кусты вырубили подчистую. На левом берегу видна красивая новая набережная, за мостом — парк Жукова. Тёмная сторона Искитимки пройдена.

Искитимка жива

Ряд СМИ сообщали, что в 2017 году городские канализационные стоки вывели из Искитимки. Нам не удалось найти прямого подтверждения этой информации, только косвенное: в «Докладе о состоянии и охране окружающей среды Кемеровской области», который каждый год готовит Министерство природы, качество воды в Искитимке улучшается именно в 2017 году — с «очень загрязнённой» 3Б до «загрязнённой» 3А. Рекорд чистоты река установила в 2019 году — класс качества 2, «слабо загрязнённая». В 2020 году вода опять ухудшилась до «загрязнённой» 3А. На момент последнего замера в прошлом году предельные допустимые среднегодовые концентрации превышал марганец в 6,6 раза, нитритный азот в 1,3 раза и органические соединения — в 1,1 раза.

Эти показатели — не такие уж и плохие для городского водоёма, в целом река жива. Обилие уток, насекомых и рыбы это подтверждает. Если бережно с ней обращаться, не допускать сбросов и продолжить благоустройство — ниже проспекта Ленина у кемеровчан будет замечательное место для прогулок и отдыха.


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Яндекс.Метрика