gazeta.a42.ru
9 июля в 13:34 Общество

Три года за портрет Гитлера. После каких публикаций в соцсетях можно сесть в тюрьму

В июне президент подписал закон, запрещающий демонстрацию изображений нацистских преступников времён Второй Мировой войны. Раньше под запретом была только символика, а теперь к списку добавились портреты и выступления. Исключение — случаи, когда изображения используют для формирования негативного отношения к идеологии нацизма.

Мы составили список тем, по которым за неосторожную публикацию человек может получить срок, и обсудили его с судебным экспертом по делам экстремистской и террористической направленности, заведующим кафедрой истории в КемГМУ Вадимом Шиллером.

Портрет Гитлера: до трёх лет

20.3 КоАП РФ — публичное демонстрирование нацистской или экстремистской атрибутики или символики.

354.1 УК РФ — реабилитация нацизма.

В июне Госдума приняла закон о запрете демонстрировать изображения военных преступников времён Второй мировой войны. Изменились формулировки в двух федеральных законах: «Об увековечении Победы советского народа в Великой Отечественной войне» и «О противодействии экстремистской деятельности».

Нацистская атрибутика и символика — например, свастика — под запретом в России давно. За публичную демонстрацию, в то числе публикацию в соцсетях, предусмотрено административное наказание по статье 20.3 КоАП РФ в виде штрафа до 2000 рублей или ареста на срок до 15 суток. Кроме того, суд может конфисковать орудие преступления — например, компьютер. Необязательно публиковать преступную символику отдельно — демонстрация формы солдата со свастикой, фотографии танка или даже татуировки на теле тоже считается правонарушением.

С июня 2021 года получить штраф или арест можно за публикацию не только нацистской символики, но и изображения руководителей национал-социалистической партии Германии, фашистской партии Италии, других организаций, которые признаны преступными Нюрнбергским трибуналом.

Законодатели отмечали, что количество случаев публичной демонстрации изображений нацистских преступников росло. Например, активно продавали сувенирную продукцию — футболки, статуэтки, фотографии. Поэтому изначально депутаты предлагали запретить изображения всех нацистских преступников времён войны. Однако правительство предложило поправки, чтобы запрет касался только руководителей, а не рядовых членов.

— В итоге в принятом законе речь идёт именно о нацистских вождях, осуждённых Нюрнбергским трибуналом — их всего 24 человека. Фотографии с обычными немецкими солдатами и офицерами времён Второй мировой не запрещены, их по-прежнему можно публиковать, — отмечает Вадим Шиллер.

При этом эксперт подчёркивает, что крайне важен контекст. Если за фотографию немецкого солдата на личной странице никто не накажет, то за ту же фотографию на сайте Бессмертного полка вместо портрета советского ветерана могут привлечь не только к административной, но и к уголовной ответственности по статье 354.1 УК РФ «Реабилитация нацизма». В той части, которая касается осквернения воинской памяти, наказание ужесточили в апреле 2021 года — теперь это штраф до трёх миллионов рублей или лишение свободы на срок до трёх лет (раньше был штраф до 300 тысяч рублей или обязательные работы до года).

По итогам «Бессмертного полка» в 2020 году возбудили дела на десять человек — они разместили на сайте проекта портреты Гитлера, Геббельса и других нацистов. Шестеро были осуждены, получили штрафы.

Закон оговаривает важное исключение: публикация любых изображений не считается преступлением, если цель автора — формирование негативного отношения к идеологии нацизма или экстремизма, а признаки пропаганды отсутствуют. Интересно, что это исключение прямо прописали в законе лишь в марте 2020 года. До этого схлопотать штраф или арест можно было за солдатиков в нацистской форме. Теперь это не так.

Тонкий момент — кадры из художественных фильмов, например, «17 мгновений весны». Если экспертиза докажет, что кадр вырван из контекста и используется для публичной демонстрации нацистских взглядов — его публикация будет правонарушением.

— Портрет Адольфа Гитлера на вашей странице после соответствующего исследования может быть признан преступлением, — подчёркивает Вадим Шиллер. — Что до символики, закон сформулирован так: «нацистская символика и сходная с ней до степени смешения». Соответственно, все любимые неонацистами коловраты и прочие псевдосолярные новоделы тоже подпадают под статью.

Кроме того, закон запрещает отрицать факты, установленные приговором Нюрнбергского трибунала — например, отрицать геноцид евреев.

— Я был экспертом по уголовному делу, в котором обвиняемый публично утверждал, что Холокоста не было, и всё это выдумки евреев, чтобы получить преференции от Германии, — рассказывает Вадим Шиллер. — Геноцида славян, по его мнению, тоже не было, «Гитлер пришёл в СССР с освободительной миссией» — и прочие идеи из дискурса неонацистов. Парень тогда получил достаточно мягкое наказание: штраф 300 000 рублей.

Угрозы полицейским: до пяти лет

Статья 282 УК РФ — возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии, принадлежности к социальной группе, совершённые публично.

Под статью 282 УК подпадают призывы к репрессиям, депортациям и противоправным действиям в отношении социальных групп. Группы могут быть почти любые: «нерусские», «мигранты», «христиане», «водители» и даже «сотрудники правоохранительных органов». 

– Согласно постановлению пленума Верховного Суда №11 от 28 июня 2011 года, критика политических организаций, идеологических и религиозных объединений и убеждений, национальных обычаев сама по себе не должна рассматриваться как действие, направленное на возбуждение ненависти или вражды, – подчёркивает Вадим Шиллер. – Преступны именно призывы к депортации, к репрессиям, к насилию.

Картинка с надписью о том, что конкретный Иван Иванов — плохой человек, под статью 282 не попадает. Как только упомянута национальность, религия или даже профессия — у правоохранителей уже могут быть вопросы. Картинка с ироничной подписью, комментарий в соцсетях — всё это, в терминах закона, «демонстрация, совершённая публично». Для возбуждения дела не нужны пострадавшие или те, кто отреагировал на «возбуждение вражды» и сделал что-то плохое. Нарушением закона является сам факт публикации.

Владислав Синица в 2019 году получил уголовный срок за комментарий в Twitter, в котором ответил на вопрос другого пользователя о том, что может случиться после жёстких задержаний на митингах с семьями полицейских. Синица использовал слова «вместо ребёнка по почте приходит компакт-диск со снафф-видео». Суд интерпретировал этот комментарий как разжигание ненависти к социальной группе «сотрудники правоохранительных органов» и призыв убивать детей. Блогера приговорили к пяти годам лишения свободы.

Однако для того, чтобы дело дошло до суда, действие обвиняемого должно обладать целым рядом признаков.

— Когда в СМИ говорят, что под экстремизм подходит почти любой мем на национальные и подобные тонкие темы — это неправда, — отмечает эксперт. — В 2018 году Верховный Суд разъяснил, что по делам экстремистской направленности необходимо учитывать все обстоятельства содеянного: контекст, факт личного создания либо заимствования, влияние информации на поведение аудитории, которой она была доступна, количество просмотров. И отдельно указал, что не представляющее общественной опасности в силу малозначительности действие, хотя и обладающее формальными признаками уголовного деяния, не является преступлением.

К началу 2019 года статью 282 частично декриминализовали — на первый раз наказывают административно. В итоге число осуждённых по ней снизилось в 17 раз — об этом со ссылкой на судебную статистику сообщает ТАСС.

Карикатура на Христа: до года

Статья 148 УК РФ — публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершённые в целях оскорбления религиозных чувств верующих.

Эксперты отмечают, что понятия «религиозные чувства» и «верующие» довольно расплывчаты. Но если оскорбительные действия происходят в храме — возможный срок увеличивается до трёх лет. Например, спортсмен, в 2016 году ударивший статую Будды и помочившийся рядом, получил два года, правда, условно.

Ломать статуи или плясать на амвоне для уголовного дела необязательно: картинка с подписью в соцсетях — уже публичное действие. Например, в 2017 году в Сочи оштрафовали на 50 000 рублей гражданина, на странице которого были карикатурные изображения Иисуса Христа с нецензурными надписями и нацистской символикой. Тогда же суд в Оренбурге наложил штраф 35 000 рублей на местного преподавателя за статью «Злой Христос», в которой он называл Иисуса убийцей и тираном.

У статьи 148 обязателен умысел, то есть следователь должен доказать, что человек размещал картинку именно с целью оскорбить религиозные чувства.

– Сложившийся экспертный консенус заключается в том, что оскорбление чувств верующих происходит, когда человек покушается на символ веры, – комментирует Вадим Шиллер. – Для христиан это конкретный текст Никейского символа веры, в которой изложены основы христианского вероучения вне зависимости от конфессии. Для мусульман – образы Бога, пророка Мухаммеда. Соответственно, насмешки над Троицей, непорочным зачатием Богоматери, карикатуры на Иисуса Христа, изображение пророка Мухаммеда можно при определённых обстоятельствах посчитать оскорблением чувств верующих. Насмешки над конкретным священнослужителем чувства верующих не оскорбляют, но могут стать предметом разбирательства в рамках гражданских исков.

Несмотря на широчайший общественный резонанс, а может быть, благодаря ему, статья на практике остаётся крайне редкой. В 2016 году по ней предварительно расследовали восемь дел, в 2017-м — двадцать три, в 2018-м — снова восемь. В 2019 году по статье приговорили трёх человек, в 2020 году — ни одного.

По данным судебного департамента при Верховном суде, по всем статьям УК РФ, в которых предусмотрено наказание за публичные высказывания (280, 280.1, 282, 205.2, 354.1, 148) в 2020 году в России осудили 318 человек.

«Законодательство стоило бы ужесточить»

В официальном перечне экстремистских материалов Минюста более 5000 пунктов. Если материал в нём есть — значит, он однозначно запрещён к распространению на территории РФ, в интернете за этим следит Роскомнадзор. Если материала в списке нет, правоохранительный орган направляет его экспертам для оценки. С учётом результатов суд выносит решение: экстремистский материал или нет.

— По административным статьям проводят исследование, а по уголовным — экспертизу, — рассказывает Вадим Шиллер. — Они отличаются уровнем и масштабом, но принцип один: эксперт отвечает на вопросы, которые перед ним ставит служба, проводящая оперативно-розыскные мероприятия. Присутствует — не присутствует, открыто — не открыто, имеется ли факт демонстрирования и так далее.

Автора сомнительной публикации теперь определить нетрудно: с 2019 года все пользователи социальных сетей привязаны к телефонным номерам, а через операторов сотовой связи — к паспортным данным. Интернет-сервисы в России при наличии судебного решения обязаны предоставлять доступ к переписке пользователей по запросу целого ряда служб: МВД, ФСБ, ФСО, СВР, ФСИН и таможни.

Любое сообщение в интернете и социальных сетях — это уже действие, совершённое публично. Даже если это просто комментарий, даже если картинка сохранена в личном альбоме, а страница закрытая. Репост — это тоже демонстрация материала, и неважно, кто автор оригинальной публикации.

Тем не менее, Вадим Шиллер отмечает, что по сравнению со многими европейскими странами российские законы очень мягкие.

— Очень наши ультраправые любят Адольфа Гитлера и нацистские идеи, а отделываются в основном штрафами, — говорит историк. — Законодательство стоило бы ужесточить, подтянуть под европейские стандарты. Когда говорят, что у нас за свастику сажают, что эксперты ангажированы и пачками отправляют людей за решётку — это полная чепуха. Не все предварительные расследования доходят до дела, доводилось делать отказные заключения и мне. Типичная ответственность по делу о свастике — административный штраф в 1-2 тысячи рублей. Между тем, в той же Германии за свастику предусмотрено уголовное наказание. В Израиле за отрицание Холокоста светит до семи лет тюрьмы, причём даже за непубличное, в личном разговоре. В Великобритании за распространение деструктивного контента — до шести лет, и так далее. Государство должно защищать себя и своих граждан.

В России, как и других странах, нельзя разжигать вражду и призывать к насилию. При этом лично человек имеет права на любые симпатии и антипатии, может критиковать конкретных людей за дела и убеждения. Задача закона — чтобы люди разных рас, религий, национальностей и социальных групп жили мирно, решали конфликты в рамках закона, и ни одна не возвышала себя над другими.


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
В Кемерове открылась лаборатория «Эксперт», проводящая обследования по мировым стандартам
Яндекс.Метрика