25 октября в 16:02 Общество

Лошади, бизнес, дети-инвалиды и коловрат: конно-спортивную школу в Кемерове выгоняют с чужой земли

В редакцию A42.RU обратился Вадим Воронов, создатель конно-спортивной школы «Коловрат»: по его словам, лошадей и тренеров вот-вот выгонят из помещений, в которых почти сто детей занимаются шестой год. Жёсткие требования владелицы земельного участка вполне законны, но приведут к срыву тренировок и реабилитационных программ у детей с ограниченными возможностями. Корреспондент A42.RU разбирался, возможен ли компромисс.

Бизнес, лошади и дети

Вадиму Воронову 58 лет, и он долго не имел к лошадям никакого отношения: окончил институт физкультуры, стал мастером спорта по лёгкой атлетике, а с начала двухтысячных владел бизнесом по переработке и упаковке муки и круп. Когда бизнес сбавил обороты, Вадим сдал помещения в аренду и уехал жить в деревню в тайге. В 2016 году организовал конно-спортивную школу в ангарах, где когда-то держал цех и склад. К тому времени помещения ему уже не принадлежали: он переписал их на мать своей гражданской жены Анастасии, с которой воспитывал двоих общих детей.

К 2022 году в школе занимаются почти сто человек, они берут призовые места на межрегиональных соревнованиях, в единственном в городе крытом манеже работает группа реабилитации детей с ограниченными возможностями. Но юридически никакой школы нет. Есть владельцы лошадей, есть дети с родителями, которые приходят заниматься у тренеров — физических лиц, но никакой кассы, налогов и проверок. С гражданской женой Вадим разошёлся. Земля и помещения и вовсе принадлежат теперь, получается, совсем постороннему лицу. У которого свои планы: визит риэлторов стал для всех неожиданностью.

— В двухтысячных я занимался бизнесом, компания называлась «Сибирьагроторг», мы поставляли крупы на рынок Кузбасса. Грузы шли вагонами со всей страны от Саратова и Владивостока, здесь был цех по переработке и фасовке крупы. В 2010 году сети начали буксовать, мы судились с «Алпи» и выиграли, но мне в какой-то момент бизнес стал неинтересен. Я сдал помещения в аренду, купил домик в тайге, в Илиндеевке, и жил там, — рассказывает Вадим Воронов свою личную историю. 

Переосмыслив жизнь, Вадим повернулся лицом к природе, историческим корням и лошадям. 

— Неподалёку, в Тебеньках, был конно-туристический центр, им занималась супружеская пара. Мы стали работать вместе, но тот мужчина заболел, с туризмом не вышло, и я перенёс дело в город. В 2016 году организовал конно-спортивную школу, мы начали с пяти простых деревенских коней. Тренера подтянулись сами — Екатерина Божко, которая сейчас возглавляет клуб «Мирабель», Ольга Белова, которая раньше работала в «Фелиции». Благодаря Ольге мы вышли на другой уровень, начался настоящий спорт.

Сейчас в «Коловрате» семь коней и шесть тренеров. Воспитанники клуба неоднократно становились призёрами и победителями региональных и городских соревнований Кузбасса, Томска и Новосибирска. В 2020 году Валерия Павленко выиграла межрегиональные соревнования по конкуру, в 2021-м на всероссийских соревнованиях заняла 4-е место в зачёте ЛК100, а Владислава Тараскина заняла 3-е место в зачёте CCN1*Intro. Спортивные результаты есть в базе Федерации конного спорта России. На прошедших в сентябре городских соревнованиях — Кубке памяти Арины Тесленко — воспитанники школы собрали 18 медалей.

Кроме того, «Коловрат» состоит в добровольной народной дружине совместно с конной полицией. На стене среди множества фотографий — воспитанники с губернатором Кузбасса, который заезжал сюда перед конным крестным ходом, в котором школа принимала участие наряду с другими клубами.

Не оформленная школа на чужой земле

Несмотря на все достижения, конно-спортивная школа «Коловрат» действует без оформленного юрлица. Вадим Воронов ненадолго создавал общественную организацию, но она давно закрыта.

— У лошадей есть хозяева, дети приходят с родителями на них кататься, у них есть официальные отношения с тренерами — всё законно, — уверяет Вадим.

Такой же неформальный подход создатель школы исповедовал и в личной жизни. Расставшись с первой женой, он не женился на второй, а предпочёл незарегистрированный брак. Отстроил большой дом, в котором у пары родился ребёнок, а затем — второй, но даже тогда до ЗАГСа дело не дошло. Зато Вадим переписал на мать (не оформленной законно) жены землю и помещения (не оформленной) школы.

Такое неформальное положение вещей устраивало создателя «Коловрата» до тех пор, пока в 2022 году его уже бывшая гражданская жена не задумала продать здания и землю. И хоть он заработал активы задолго до встречи с ней, всё по закону: сам переписал имущество на постороннего человека.

Мы связались с Анастасией по телефону. По её словам, расставание нанесло ей огромную душевную травму.

— Мы разошлись в 2019 году. Ну как разошлись: вот у нас двое детей, всё хорошо, и тут я узнаю, что он женится. Вы вряд ли поймёте, каково это. Я была в депрессии, несколько лет не могла с этим справиться.

Анастасия рассказала, что Вадим поддерживал детей деньгами, но не всегда в достаточной мере. 

— Поворотным моментом стали спортивные соревнования у детей. Чтобы оплатить сборы и дорогу, мне пришлось даже взять в долг. Я просила его оплатить сборы, но получила отказ — мол, у меня новая семья. Это стало последней каплей. Он не платит за аренду, и я попросила его съехать. 

Деньги — не единственная причина, по которой Анастасия хочет, чтобы школа уехала.

— Я не против школы как таковой, это дело хорошее, тем более там иппотерапия. Но она же никак не оформлена. А если кто-то из детей получит травму, кто будет отвечать, собственник? Я не очень разбираюсь во всём этом, но должны же быть какие-то документы, кто-то должен отвечать за безопасность детей. Я слышала, там уже были случаи, когда лошадка кого-то ударила. Это всё-таки животные, и я их побаиваюсь.

Вадим считает такой шаг бывшей супруги несправедливым, приводит другие обстоятельства расставания и даты. Но признаёт, что по закону бессилен что-либо изменить. Теперь ключевой для него вопрос — срок, в который его обяжут переехать.

— Что сделано, то сделано. Я понимаю, что юридически мне не на что рассчитывать, и уже готовлю новую площадку у выезда на Тебеньки. Два гектара земли взяли, сделка состоялась на днях. Сейчас получаем документы, там всё будет оформлено как положено. Но мне нужно время — куда мы уедем в зиму? Куда девать коней, как тренироваться? Обзваниваем всех: надо скважину бурить, электричество подсоединять и так далее. Прошу знакомых, прошу родителей занимающихся оказать посильную помощь — не деньгами, а временем, силами. Помещений нет, всё надо строить. Я продал дом в Илиндеевке, торопился, потерял в цене, но время дороже. На эти деньги что-то там построю, скажем, на полконюшни хватит.

По словам Воронова, если его выгонят сейчас, школа просто закроется — хорошо, если только до весны.

Крытый манеж и паралимпийские мечты

Пока взрослые выясняют отношения, воспитанники школы ничего не знают и продолжают занятия. Наряду с группами здоровых спортсменов два-три раза в неделю в «Коловрат» привозят детей с ограниченными возможностями из детского психоневрологического санатория «Искорка». Тренер по адаптивному конному спорту Валентина Смирнова занимается здесь с ними с 2018 года.

— Есть дети с ДЦП, с задержкой психического развития, с расстройствами аутистического спектра и так далее, всего около тридцати ребят, — рассказывает Валентина. — Иппотерапия имеет и физический, и психологический эффект. Физически она укрепляет слабый мышечный корсет, помогает мышцы согреть, расслабить и проработать. А контакт с лошадью развивает эмоциональную сферу.

Работа тренера сложна: не все дети вообще воспринимают устную речь. Нужно намного больше объяснять, использовать специальные методики.

— Много труда нужно приложить, чтобы ребёнок вошёл в контакт с лошадью, не боялся, но и не воспринимал её как игрушку. На групповых занятиях мы делаем акцент на физическом развитии, а индивидуальные занятия у меня подразумевают индивидуальные цели: это, например, развитие мелкой моторики рук, броски в цель. Занятия сложно даются детям, зато какое удовлетворение, когда ребёнок идёт на контакт! Когда видишь, что пусть маленькая цель, но достигнута. Это вдохновляет меня продолжать, — рассказывает тренер.

По словам Валентины, особенным детям необходимы особенные условия для занятий. 

— Это единственный в городе клуб с крытым манежем. Здесь можно заниматься в любую погоду, что особенно важно для детей с ограниченными возможностями. На открытой площадке ведь как: есть погода — есть занятия, нет погоды — нет занятий. Нерегулярность повлияет на результат, особенно у детей с ДЦП. Если сегодня есть тренировка, а послезавтра не будет — это будет не реабилитация, а просто катание.

Перспектива уехать в Тебеньки Валентину тоже не очень радует.

— Сейчас мы доступны для общественного транспорта, причём из центра ехать совсем недалеко. У многих детей ещё обычная школа, которая тоже даётся нелегко, и другие виды реабилитации. Время на дорогу для них критично, — подчёркивает тренер.

Валентина планировала заниматься с детьми не только реабилитацией, но и адаптивным конным спортом — для этого она давно проходит профпереподготовку, а первые шаги уже сделаны.

— Мы уже ездили на паралимпийские соревнования, и нас приглашали дальше, в Москву, но не набиралось спортсменов, — говорит Смирнова. — Ещё нужна особая подготовка лошади — например, есть мальчик, у которого рука атрофирована, поэтому он выполняет и правый, и левый поворот одной и той же рукой. Для лошади это нетипично, она должна научиться понимать такую команду. Впрочем, если нас отсюда выгонят, какой тут паралимпийский адаптивный конный спорт…

Валентина говорит, что в любом случае продолжит работать, даже если школу отправят за город. Но вот когда возобновятся занятия и кто из детей сможет туда приезжать — пока большой вопрос.

Возможен ли компромисс?

Вадим Воронов много рассказывает о спортивных достижениях школы: как на голом энтузиазме спортсменка из «Коловрата» выиграла в 2020 году чемпионат СФО по конкуру и отобралась на Спартакиаду учащихся, как в 2022-м конники ездили в Красноярск на чемпионат по выездке и успешно выступили в новой для себя категории. Говорит, что если бы не дорогая транспортировка лошадей, выступали бы и в Москве: «Наши дети не слабее их, и конь есть, который может выступать на международных стартах». Прощаясь, Вадим говорит, что прожил долгую жизнь и совершил немало ошибок, но сейчас главное для него — сохранить школу.

 — Я вложил сюда всю душу, мне уже 58 лет — я никуда больше уже… В общем, я, конечно, всё для этого сделаю, — подчёркивает Вадим.

Его бывшая супруга, кажется, не собирается отступать и не считает, что переезд так уж критичен. Впрочем, уехать за три дня она тоже не требует.

— Если они не станут препятствовать продаже и будут вовремя оплачивать коммунальные услуги и налоги, то могут находиться там до момента продажи, — подчеркнула Анастасия. — Я не знаю, как быстро найдётся покупатель. С просьбой подождать какой-то определённый срок ко мне не обращались.

Своеобразными заложниками спора стали юные спортсмены — на данный момент непонятно, как долго они смогут продолжать тренировки. Редакция A42.RU не занимает чью-либо сторону, но продолжает следить за ситуацией.

Фото: Елена Царегородцева / A42.RU

Поделиться

Комментарии:

Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Календарь хорошего настроения с подпиской Mixx от Tele2
Яндекс.Метрика