29 декабря 2022 в 16:14 Общество

Дед Дыыл и внучка Харчаана: сколько в России Дедов Морозов и кто их придумывает

Дед Мороз со Снегурочкой живут в Великом Устюге — это знает, наверное, каждый. И хотя образ волшебного старика родом из древности, такую прописку ему придумали совсем недавно: в 1998 году. Свои сказочные Деды есть едва ли не у каждого народа России: Чысхаан, Тол Бабай, Эхээ Дыыл поздравляют детей каждый год. Примечательно, что более или менее конкретный образ большинство из них получили уже в 21 веке при активном участии местных культурологов, маркетологов и организаторов внутреннего туризма. Иногда их старания выглядят органично, порой — странно, но всегда интересно. Мороз — молодой парнишка, Дед Мороз — буддийский бог, Дед Мороз на снегоходе, Дед Мороз-великан — кого там только нет.

Русский Дед Мороз: волшебник-одаритель

Каноничный образ старика с окладистой бородой, который раздаёт детям подарки, придумали в 1937 году в Советском Союзе. До этого персонаж из народных сказок был скорее отрицательным или по крайней мере нейтральным: в первом варианте Одоевского, записанном в 1840 году, старик Мороз Иванович жил в ледяном колодце и подарков не дарил, а награждал за службу деньгами и драгоценностями. В сборнике народных сказок Афанасьева персонаж Морозко награждает учтивую падчерицу, а её наглых и жадных сводных сестёр попросту убивает. И даже в пьесе Островского «Снегурочка», где автор впервые вводит добрую внучку, сам Дед Мороз — старик откровенно недобрый и даже жестокий.

С Рождеством, ёлкой и подарками русский Дед связывается ещё позднее — в начале века двадцатого. Сначала среди жителей городов и, скорее всего, под влиянием рождественских открыток со святым Николаем, которые в изобилии импортировались из Европы. Притом имени Деда Мороза он не носит; например, в стихотворении Бориса Пастернака это просто «святочный дед». 

После революции празднование Рождества надолго попадает под запрет как пережиток религиозного и буржуазного мышления. И лишь в 1935 году в газете «Правда» выходит письмо высокопоставленного партийного руководителя Павла Постышева, который предлагает воссоздать ёлки — но уже без Рождества и исключительно для детей. Первые два года праздник обходился без персонализации мороза: дети примеряли костюмы красногвардейцев и пели про ударников труда, а зажжение ёлочных гирлянд под дружное «Ёлочка, гори!» проводили после игрушечного залпа крейсера «Аврора». А в 1937 году в Колонном зале Дома Союзов в Кремле впервые появляется такой привычный теперь Дед Мороз: добрый старик-волшебник в шубе, валенках, с посохом и мешком подарков. Снегурочка присоединяется к нему только 1950-х годах. Ну, а в Великом Устюге Дед Мороз «прописывается» только в 1998 году с подачи мэра Москвы и губернатора Вологодской области.

Татарстан и Башкирия: зимний предок

Образ Кыш Бабая, то есть «зимнего предка», создан под влиянием русского Деда Мороза. Татарский Дед одет в зелёную шубу с золотым шитьём, а вместо шапки носит тюбетейку. Сопровождает его дочка Кар Кызы, а в представлениях участвуют персонажи татарских народных сказок: лесной дух Шурале, старуха Убырлы Кырчак, златовласка Алтынчэч и другие. Резиденция Кыш Бабая — село Яна Кырлай, родина татарского поэта и сказочника Габдуллы Тукая.

Сейчас уже мало вспоминают, что автор идеи создания резиденции, а в результате и современного образа Кыш Бабая — директора казанской туристической фирмы «Трэвэл эндвок» Юлия Таланова. Она неоднократно рассказывала журналистам, что её вдохновила идея Великого Устюга: размещение резиденции привлекло большой туристический поток и немало поспособствовало развитию маленького северного городка. По инициативе Юлии и появилась знаменитая сегодня резиденция татарского волшебника.

Стоит ещё упомянуть, что ислам в целом не приветствует даже намёков на волшебство и языческие обряды. Поэтому татарский Кыш Бабай — персонаж сугубо детский и подчёркнуто светский, литературно-сказочный. О том, что образ зимнего волшебника берёт начало в тюркских доисламских мифах, здесь стараются лишний раз не напоминать.

Бурятия и Калмыкия: буддийский бог

А вот в Забайкалье всё наоборот: здешний Дед Мороз — один из буддийских богов! Правда, богов в буддизме сотни, если не тысячи. Белый Старец Сааган Убугун у монгольских народов — древний хранитель жизни и долголетия, один из символов плодородия и благоденствия, при этом он в силах покарать человека за грехи. При распространении буддизма старца включили в общий пантеон, есть даже сутра о встрече Будды Шакьямуни и Белого Старца.

Сааган Убугун приходит к детям не в декабре, а в начале февраля — именно тогда буряты, монголы и калмыки отмечают праздник Белого Месяца в соответствии с древним обычаем и восточным лунным календарём. 

Белого Старца изображают бородатым отшельником в белых одеждах. На шее у него чётки, а в руках волшебный посох с навершием в виде головы водного чудовища макара с чертами крокодила и дельфина. В каноническом буддийском образе мешка с подарками у него нет, и никаких подарков он не дарит.

В качестве «аналога Деда Мороза» старца стали воспринимать уже в 21 веке. Резиденцией ему определили юрту в Этнографическом музее народов Забайкалья в Улан-Удэ. Автором идеи современного образа называют Андрея Измайлова, руководителя республиканского комитета по туризму. С 2007 года в Бурятии регулярно проводят туристский проект «Сказочный Сагаалган», инициатором стала туристическая компания «Спутник-Бурятия», заручившись одобрением Буддийской Традиционной Сангхи России. В 2020 году компания сообщала, что резиденция Белого Старца занимает четвёртое место по посещаемости в России.

Якутия: полубык и хранитель времени

В Якутии сказочных дедов целых два: Чысхаан и Эхээ Дыыл. Первый отвечает за стужу, а вот второй дарит подарки и настроен сугубо благожелательно. Оба так или иначе связаны с образом быка, но изображаются и очеловеченными. Сюжет новогодних представлений здесь часто строится вокруг противостояния двух волшебников.

Эхээ Дыыл ездит на оленях, а сопровождает его зимой внучка Хаарчана. Выглядят старики впечатляюще: например, на голове у Чысхаана шапка с огромными рогами, а сверкающая шуба расшита серебром. 

«Дыыл» на языке саха означает вовсе не «мороз», а «время». Дед Мороз якутов связан не с зимой как таковой, а со сменой времён года, он считается хранителем времени. Так что старик никуда не уходит и вполне может явиться на летний праздник. Меняются только его спутницы — в зависимости от времени года это может быть одна из дочерей, жена или внучка.

Создатель образа Эхээ Дыыла и главный актёр, продвигающий его в массы — профессор, доктор биологических наук Гавриил Угаров, всю жизнь ратующий за сохранение и возрождение народных традиций. С Дедом Морозом он познакомился, как и все советские дети, в школе, а с возрастом захотел, чтобы у якутов был свой. Сказку об Эхээ Дыыле он написал в 1999 году. Чётко прописанной резиденции у Деда пока нет, на этот счёт прорабатываются разные идеи.

Образ Чысхаана создал актёр Семён Сивцев и дизайнер Августина Филиппова, его резиденция находится в Оймяконе, на полюсе холода. Отношения двух дедов-волшебников СМИ описывают как конкурирующие. Тем не менее, профессор Угаров вписал Чысхаана в продолжение свооей сказки, и они вместе участвовали в новогодних торжествах.

Удмуртия: великан

Местный Дед Мороз — один из алангасаров, великанов, ушедших от людей в волшебную страну. Тол Бабай был из них самым маленьким, замешкался, отстал и остался один. С тех пор он путешествует по земле, выучил язык зверей и птиц, своим посохом управляет погодой, а сопровождает его внучка Лымы Ныл, сотканная из снежинок. Шуба Тол Бабая исключительно фиолетовая, а подарки он носит не в мешке, а в берестяном коробе. 

Тол Бабая создали с минимальной опорой на местный фольклор: дело в том, что у удмуртов нет даже расплывчатого мифа о зимнем старце. Так что образ Тол Бабая практически с нуля выписан в 2006 году силами республиканских работников культуры и туризма. Проект управляется муниципальным культурно-туристическим центром «Усадьба Тол Бабая». Резиденция в селе Шаркан открылась в 2013 году. 

Ямал: технологичный шаман

На Ямале самый технологичный Дед Мороз: хотя его основной транспорт — олени, старик отлично управляется со снегоходом и тундровым шестиколёсным вездеходом. У Деда есть персональный сайт и номер мобильного телефона, на который звонят дети.

Ямал Ири одет в традиционную шубу-малицу и сапоги-кисы, на поясе у него кости мамонта, а в руках не только посох, но и бубен, поскольку он ещё и шаман. Выглядит Ямал Ири низеньким и толстым, у него седые волосы, усы и борода. Резиденцией сначала полагали Салехард, но потом дедушка переехал в Горнокнязевск — крохотный посёлок в пригороде республиканской столицы.

У ненцев с зимними старцами в фольклоре тоже туговато, поэтому образ Дедушки Ямала создавали местные культурологи. В 2007 году провели конкурс детских рисунков и поделок, в котором победила девочка по имени Яна Худи — её работа стала базовой. Награду за помощь в создании «брата» Яне вручал всероссийский Дед Мороз из Великого Устюга.

Карелия: вечно молодой

В Карелии зимних волшебников напридумывали вообще целых трёх: детей развлекают Талви Укко, Дед Халла и Паккайне. Последний наиболее примечателен — это вовсе не дед, а молодой парнишка. 

«Паккайне» переводится с карельского как «Морозец», родился он после ярмарки в Олонце. За год вырос во взрослого парня и стал успешным купцом, с тех пор торгует в разных городах, оставляя свои отражения в зеркалах. Раз в году отражения съезжаются в Олонец, и чтобы определить истинного Паккайне, проводятся состязания, в которых часто участвуют и другие Деды Морозы. В свой день рождения Морозец превращается в младенца и вновь начинает быстро расти — поэтому никогда и не стареет.

Паккайне придумали сотрудники Олонецкого национального музея карел-ливвиков, опираясь на дух карельских сказок (самого персонажа с таким именем в них нет). В районе 2007 года музей представил проект «В гостях у Паккайне», с 2014 года работает резиденция в Олонце. Образы двух других Дедов Морозов создали туристические компании. Талви Укко появился последним, в 2016 году: когда из-за санкций россияне перестали ездить в Рованиеми, деревню Санта-Клауса, местные предприниматели подсуетились и создали резиденцию зимнего волшебника неподалёку от Петрозаводска. И не прогадали: в 2017 году резиденцию посетили более двадцати тысяч туристов.

Конечно, это далеко не все Деды Морозы России: с тех пор, как событийный внутренний туризм стал важным направлением работы властей, каждая национальная республика обзавелась собственным новогодним персонажем. Есть тувинский Соок Ирей, который вовсе не человек, а дракон. Есть осетинский Артхурон, который не Дед Мороз, а скорее Дед Огонь — творчески переработанный образ местного дохристианского божества Солнца. Даже у мусульман Чечни и Ингушетии попытались припомнить старика Гор Дада — правда, в силу религиозной строгости образ так и не прижился. Остальные дедушки уже вполне привычны и, вполне возможно, через пару поколений будут восприниматься как органичные и даже древние.

Фото: «Резиденция Кыш Бабая», Этнографический музей народов Забайкалья, «Усадьба Тол Бабая», «Ямал Ири», Олонецкий национальный музей карелов-ливвиков.

Поделиться

Комментарии:

Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Яндекс.Метрика