gazeta.a42.ru
9 мая 2017 в 17:38 Люди

«Мне повезло, что я остался жив»: история разведчика и математика

Вилен Моисеевич Финкельштейн – герой-фронтовик, математик, писатель – празднует День Победы со своей семьей. Сын, внук и правнучки собрались за одним столом. Ещё его ждёт разговор по скайпу с братьями и сёстрами, созваниваются они каждую неделю. Брат Леонид живёт в Бийске, старшая сестра – в Одессе, младшая перебралась в Германию. Два российских города и одна страна сыграли в жизни Вилена Моисеевича огромную роль. Как и Кемеровcкая область, почётным гражданином которой стал ветеран в свой 88-й день рождения.

«Газета Кемерова» поговорила с героем Великой Отечественной войны о детском доме и сталинских репрессиях, тяжёлых боях и госпитале, Победе и любви.

 

Одесса, репрессии и детский дом

Вилен Моисеевич родился в Одессе в 1925 году. Семья его была счастливой – мама, папа и младший брат Лёня. Но в 1937 году мальчиков разлучили с родителями.

Сначала из семьи ушёл отец – из-за проблем по партийной линии он вынужден был уехать в Казахстан, это спасло его от репрессий. С женой он на тот момент уже развёлся. Затем чекисты сфабриковали дело против матери Вилена и Леонида. Молодую женщину обвинили в готовящемся подрыве моста и покушении на товарища Сталина. На тот момент она занимала должность парткома одесской железной дороги и была убеждённой коммунисткой. Несмотря на это, её отправили в лагерь в Бийске. Дети ничего о судьбе мамы не знали.

Вилен и его брат Лёня попали в Одесский детский дом. Воспоминания о нём у мальчиков остались тёплые. Учителя и воспитатели относились к смышлёным, любознательным детям с заботой. Именно в школе №1, куда ходили ребята из детдома, Вилен Моисеевич увлёкся двумя предметами, в знании которых совершенствовался всю жизнь.

«Мне сразу пришлась по душе математика, а ещё – литература. Помню, как директор детского дома, зная о моём интересе к классике, дала мне денег на билет в театр. Я смотрел спектакль «Горе от ума». Так он меня поразил тогда… После этого на уроке литературы я читал монолог Чацкого. Старался, чтобы прозвучало как на сцене, да и перестарался. Слова «А судьи кто?» прогремели на весь класс. И учительница сказала: «Не надо кричать». Я тогда страшно обиделся», – смеётся Вилен Моисеевич.

Вспоминает бывший детдомовец и тётю Полю из столовой, которая всё время угощала ребят пирожками – с картошкой, мясом. Они были такие же вкусные, как домашние. И напоминали о временах, когда рядом с братьями была их мама.

 

Два ранения и одна Победа

В 1941 году Вилену Моисеевичу исполнилось 16 лет. Он заканчивал 10 класс. После известия о начале войны юноша немедленно отправился в военкомат.

«Я ездил, просился, чтобы меня взяли на войну. Уговаривал, как мог. Но военком сказал тогда: «Подождите, придёт время и вас всех призовут». Когда в детдом вернулся, мой учитель Степан Павлович сказал мне, что я слишком спешу. Но я всё равно рвался на фронт», – вспоминает ветеран.

В 1942 году Вилен Моисеевич окончил школу и пошёл работать на стройку. О поступлении на математический и не мечтал – какая учёба, когда в стране идёт война. Он ждал повестки, и вскоре она пришла.

Вилена как юношу толкового направили в военное училище – он должен был стать офицером. Но нужны были сержанты – пришел приказ, и весь его курс отправили на фронт ещё до завершения обучения. Так сержант Финкельштейн оказался в Белоруссии, где шли ожесточённые бои. Там он впервые попал в госпиталь. К счастью, пуля прошла навылет, его быстро поставили на ноги.

Вилен Моисеевич воевал в 1-м танковом Краснознаменном корпусе, был разведчиком роты управления 89-й танковой бригады. О войне он говорить не любит, но один из эпизодов всё-таки рассказал.

«Помню, как мы захватили немецкий бронетранспортёр и приехали на нём в расположение. Ребята удивлялись, как мы остались живы, да ещё и на немецкой машине едем», – улыбается фронтовик.

В 1945 году Вилен Финкельштейн воевал на территории Германии. Именно там он получил тяжёлое ранение.

«Помню, как командир взвода нам сказал: нужно пойти и узнать, есть ли впереди противник. Приказ надо было выполнять. Мы выдвинулись вперед, и попали под обстрел. Рядом со мной разорвался осколочный снаряд. Я получил ранение в ногу. Помню, что было больно. Ребята несли меня на руках, а потом переложили на носилки. После этого стало легче», – говорит Вилен Моисеевич.

Раненого бойца отправили в Москву на санитарном поезде. Рана болела, состояние его было тяжёлым, но он помнит один из дней, проведённых в пути. Пожалуй, самый счастливый.

«Мы услышали выстрелы. Забеспокоились – откуда под Москвой противник? Глянули в окно, а там салют. Победа! Вскоре нам сказали, что мы победили, война окончена! Как мы радовались тогда, словами этого счастья не передать», – говорит он.

 

Как сыновья спасали мать

Из Москвы Вилена Моисеевича направили в Ижевск, в госпиталь. Несмотря на продолжительное лечение, медики приняли решение об ампутации его ноги. Ветеран говорит, что он не переживал – тяжёлое ранение, что тут поделаешь. Надо было жить дальше. Прямо из больничной палаты он запросил аттестат из Одесского детдома – там были все пятёрки, только за казахский язык – отметка «хорошо». А потом отправил заявку в МГУ, на механико-математический факультет. И ему немедленно прислали вызов.

«Помню как сейчас – мне написали, чтобы я прибыл в университет. С собой нужно было иметь подушку, простыню и пододеяльник – для заселения в общежитие. У меня ничего не было, но в госпитале заверили: не беспокойся, всё тебе выдадут на месте. Так и получилось. Началось счастливое время. Я учился с удовольствием, на лекциях садился за первый стол и смотрел преподавателям в рот, ловил каждое слово», – делится Вилен Моисеевич.

После МГУ Вилен Моисеевич преподавал математику в одной из школ города Мурома. И всё это время не прекращал искать своих родных – мать и отца. Брата, Леню, удалось найти сразу после войны. Вместе они узнали, что их мама находится в Бийске, и поехали за ней.

Внук Вилена Моисеевича, Михаил, рассказал нам, что его дедушка вызволил своего родного человека из лагеря сам. Пришёл в НКВД в Бийске, показал свои фронтовые документы и потребовал, чтобы мать выпустили. Мол, я на войне потерял ногу, мне требуется уход. Конечно, это было не так. Всю свою жизнь Вилен Финкельштейн ни в чьей поддержке не нуждался – он привык всё делать сам. Но те слова помогли: система дрогнула, и маму освободили. После смерти Сталина с неё сняли все обвинения.

«Дедушка  как-то рассказывал, что после войны один из друзей пожалел его и сказал: «Тебе не повезло, ведь ты остался без ноги». На что Вилен Моисеевич ответил, что на самом деле ему ещё как повезло. Он достал фотографию его выпуска из детдома. Из мальчишек не вернулся с войны никто из них, кроме него и ещё одного товарища, который тоже был серьёзно ранен», – рассказывает внук Михаил.

Отец Вилена Моисеевича создал новую семью, в ней родились две девочки – сёстры, одна из которых сейчас живёт в Одессе, а другая – в Германии. Они стали близкими людьми для Вилена и Леонида. 

 

Любовь и рождение сына

Вилен Моисеевич жил с матерью и братом Лёней в Бийске, преподавал в местном вузе и школе. Потом его жизнь вновь изменилась. Один из коллег получил путёвку в Белокуриху. Сам педагог поехать не мог – большая нагрузка. Случайно встретив на улице Вилена Моисеевича, он предложил поехать ему и тот с радостью согласился – давно не был в отпуске.

«На отдыхе я встретил Людмилу Лаврентьевну Акимову. И влюбился. Ей я показался интересным тоже, да… Когда она поехала домой, в Кемерово, сказал: «Жди, я обязательно к тебе приеду». И приехал. Мы поженились», – вспоминает он.

Людмила Лаврентьевна работала в прокуратуре, а Вилен Моисеевич поступил на работу в Кемеровский педагогический институт. Он преподавал там геометрию – аналитическую, проективную, элементарную, а затем и основание науки, алгебру, методику преподавания математики в школе.

Студенты его любили, и вспоминают добрыми словами до сих пор – на лекциях доцента Финкельштейна сложный предмет становился простым и понятным. О том, как сделать трудное доступным он даже написал книгу, которая выдержала пять изданий и любима математиками и сегодня: «Что делать, когда задачу решить не удаётся». А также множество других книг и научных статей. Своим предметом Вилен Моисеевич увлекал, его методика даже вылилась в авторский спецкурс: «Воспитание интереса к математике на уроке».

В институте Вилен Моисеевич проводил большую часть жизни. Когда жену увезли в роддом, он был на лекции. Как только узнал об этом, сразу же поехал к ней.

«Помню, как я ходил по роддому и ждал главного врача. Когда она вышла ко мне, сказал: «Моя жена, Людмила Лаврентьевна, рожает в первый раз». Она надо мной посмеялась: «Все женщины рожают в первый раз». А я ответил: «Но ведь ей 40 лет». После этого врач поблагодарила меня и заверила: «Мы от неё не отойдём». Так и вышло – помогали, сберегли мою жену, и сын родился здоровым. За несколько дней до его появления на свет мне приснился сон, в котором я держал на руках мальчика и звал его Серёжей. Так мы сына и назвали, жена не возражала»,  – с нежностью вспоминает Вилен Моисеевич.

Людмила Лаврентьевна ушла из жизни. Но сын Сергей и внук Михаил всегда рядом с Виленом Моисеевичем. У него большая, крепкая семья и уютный дом. И всё тот же интерес к жизни, огонёк в глазах, что и в юности.

Каждый день доцент играет в шахматы и шашки с внуком или правнучками, читает любимых классиков. На прикроватном столике – Бернард Шоу, Пушкин, Алексей Толстой и неизменные задачи по геометрии и алгебре. Математика и литература – верные спутники Вилена Моисеевича Финкельштейна, героя войны, настоящего учителя, любящего отца и деда.


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Яндекс.Метрика