Вход
gazeta.a42.ru

В самом тылу: как в Кемерове лечили солдат во время войны

При обсуждении роли Кемеровской области во время Великой Отечественной войны чаще всего разговор идёт о героизме сибиряков, сражавшихся на фронте, и промышленно-сырьевом аспекте. Между тем, Кузбасс был крупной госпитальной базой: по данным историка Юрия Горелова, изначально в области планировали открыть 22 госпиталя, а открыли в разное время больше 70, из них 12 эвакогоспиталей. Каждый четвёртый госпиталь Западной Сибири располагался в Кузбассе.  

Автор экскурсий кемеровского проекта «Внутри и снаружи» Максим Гончаренко рассказал корреспонденту A42.RU Евгении Берёзкиной, какую роль сыграли во время войны эвакогоспитали Кузбасса и каких именно солдат в них отправляли. 

 

Как пациенты попадали в Кемерово

Выдающиеся советские хирурги во время войны разработали принцип сортировки раненых в зависимости от тяжести ранения и срочности медицинского вмешательства. При этом эвакуация и этапы оказания медицинской помощи становились взаимосвязанным процессом. Чем проще было вылечить рану, тем ближе к фронту лечили солдата.

Самую первую помощь оказывали ещё на поле боя, после чего выводили или выносили раненого в батальонный медицинский пункт, затем — в сортировочный госпиталь. Там два врача проводили обход. Один из них занимался сортировкой, второй — оперативно работал в операционной с лёгкими ранами. Если рана была смертельной, больных отправляли на особые площадки, где за ними ухаживали медицинские сёстры. Если у тяжёлого больного был шанс выжить, ему оформляли эвакуацию и оказывали симптоматийную помощь, после чего отправляли дальше — в тыл, где работали более опытные врачи с военными рангами. Большинство медиков кемеровских больниц были выпускниками учебных заведений Сибири, 70% из них — женщины. С эвакогоспиталями в конце 1941 года в Кузбасс прибыл поток украинских врачей со стажем более десяти лет, а большинство — с учёными степенями и званиями.

Сейчас система сортировки кажется довольно циничной, но этот подход позволил спасти намного больше солдат в военное время. Ведь до введения такого принципа врачи вблизи линии фронта тратили все силы и медицинские припасы на помощь тяжелым раненым, в то время как болезни лёгкой и средней степеней всё прогрессировали. 

В глубокие тыловые районы типа Кузбасса попадали тяжелораненые с осложнениями, больные с угрозой ампутации или уже с ампутированными конечностями, с воспалениями, ожогами и обморожениями.

В Кемерово раненых доставляли на специальных санитарных поездах, которые прибывали на старый вокзал на Карболитовской, 1. Полноценные госпитали на колёсах, где работали врачи, прибывали в санитарную зону, разгружались и уезжали за новыми пациентами. У больного на руках должна была быть специальная карточка с историей болезни, дополненная каждым врачом, через которого он проходил. В первые годы войны эта система по понятным причинам работала не всегда, как не всегда удавалось провести сортировку. 

В 1941–1942 годах из солдат и офицеров, которых лечили в госпиталях Кузбасса, на фронт возвращались более 80%. В последующие годы цифра сократилась примерно до 50%. Это было связано не с ухудшением качества лечения, а с тем, что после побед под Сталинградом и на Курской дуге линия фронта постепенно отодвигалась на запад. Лазареты следовали за линией фронта, поэтому в Кузбассе их становилось всё меньше. К тому же тяжелораненым бойцам нужен был целый комплекс процедур, иногда занимавший много времени — до года. Многие из них оставались инвалидами, которые не могли вернуться на фронт.

 

Где лечили солдат

Эвакогоспитали располагали в многоэтажных кирпичных зданиях с подвалами, которые можно было использовать как бомбоубежище. В Кемерове чаще всего это были здания школ. Их перестраивали так, чтобы в каждом кабинете была вода. Учитывая, что госпиталей было больше, чем по мобилизационному плану, не хватало ни оборудования, ни медикаментов, ни мебели и другого бытового имущества. Помогали с этим как шефские организации, например, заводы и мелкие предприятия, так и простые жители города, приносившие кровати, постельное бельё, лекарства, книги, посуду. При самих госпиталях организовывали подсобные хозяйства. 

Из западных областей СССР в Кемерово перевели госпитали Харьковского военного округа № 36293, 1027 и госпиталь № 3328. Он был объединён со сформированным в Кузбассе тыловым госпиталем № 2495 и действовал под двойным номером — 2495/3328. Лазареты № 1924 и 2729 прибыли в город из Белгорода, № 2580 — из Ельца.

В третьем корпусе КемГУ в годы войны была 41 школа, в которой располагался госпиталь 1242. В школе № 40 имени Степана Катасонова на двух верхних этажах работал эвакогоспиталь, а на первых двух продолжали учиться дети. Занятия учеников школы № 19 перенесли в Дом культуры, а в здании школы и соседнего ремесленного училища стал действовать госпиталь № 3629. В стенах училища было открыто терапевтическое отделение, где медики боролись с туберкулёзом и другими болезнями, а в школе расположилось отделение хирургии. После войны здание ремесленного училища отдали медицинскому, спустя время — общежитию, которое сгорело в 2014 году. Школа продолжила работу. 

В здании на площади Пушкина, где ранее был химический техникум, располагался один из эвакуационных госпиталей. 

В нынешнем здании городской клинической больницы № 3 имени Михаила Подгорбунского был хирургический корпус. Сам Подгорбунский работал там заведующим хирургическим отделением, пока его не забрали на фронт армейским хирургом.

Как поддерживали тяжёлых раненых 

Вылечить больных было недостаточно. Учитывая, что многие из них оставались инвалидами, необходимо было поднять им дух, помочь адаптироваться в окружающем мире, привыкнуть к мирной жизни. Полностью вылеченных солдат готовили к возвращению на фронт. 

В местных лазаретах разрабатывали систему по социальной адаптации и продумывали мероприятия по организации культурного досуга: концерты, киносеансы, читательские кружки и объединения по интересам. 

Кемеровские учреждения культуры активно помогали поднять больным настроение. В ныне заброшенном доме кино «Москва» не только показывали кино, но и открыли библиотеку. В Доме культуры Кировского района работал кинотеатр. В клубе коксохимзавода действовали кружки. В здании школы № 1,  кроме эвакогоспиталя, были открыты театр и библиотека. 

Медики делали всё возможное, чтобы больные с ампутацией могли найти себе в будущем работу. В свободное от операций время врачи занимались с пациентами лечебной физкультурой. А ещё их учили изготавливать обувь и вести бухгалтерские учёты. В мирное время эти навыки помогли бывшим пациентам. 

После войны большая часть объектов вернулась к своей основной деятельности: в школы вернулись дети, в больницы — профильные направления. Деревянные постройки со временем разрушились. Эвакогоспитали ушли вслед за фронтом ещё во время войны, но это не значит, что в Кемерове про них забыли. Памятные таблички, музеи и имена героев, которыми названы улицы и учреждения, всё ещё напоминают кемеровчанам о прошлом. 

«Путь к Победе» — это цикл публикаций на сайте A42.RU, посвящённый предстоящему 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Мы будем говорить с ветеранами, побывавшими на фронте, и тружениками тыла, листать старые документы и смотреть чёрно-белые записи, — чтобы тихие голоса героев громко звучали для новых поколений.

Еще материалы по теме

Фото: kem100.kemrsl.ru, mediakub.com, архив ГКБ № 3


комментарии

MEDIAMETRICS

Новости Кузбасса

MEDIAMETRICS

Интересное на а42.ru

Загрузка...
Восстановление пароля
Регистрация
Проекты А42.RU
Есть и не толстеть: два простых пп-десерта без «молочки»
Яндекс.Метрика