gazeta.a42.ru
3 февраля в 17:29 Люди

Новый год летом, дорогие детсады и лесные пожары: сибирячка — о жизни в Австралии

Яна Белова родилась и большую часть жизни провела в Новосибирске и даже не думала, что когда-то будет жить в Австралии. Всё из-за мужа, который с юности хотел оказаться на другом континенте, и любопытства — а как оно там, за границей? 

О поисках лучшей жизни, дорогущих детских садах, менее амбициозных австралийцах и ужасающих лесных пожарах Яна рассказала корреспонденту A42.RU.

«Мы легко вписались в местную среду»

Я никогда не думала, что можно уехать из Новосибирска, но после универа влюбилась в Москву. Несколько лет назад мы туда переехали, но муж всегда мечтал пожить в Австралии. На первом свидании даже об этом сказал, но я тогда и не думала, что мы вообще станем мужем и женой — мне было всего 14 лет.

Мы прожили в Москве пять лет. Я была на шестом или седьмом месяце беременности, когда Максим сказал, что сейчас идеальное время для того, чтобы подать документы на визу. Я была в панике, но она быстро сменилась любопытством. Уже через три месяца нам одобрили визу, хотя обычно люди ждут по полгода и больше.

Мужа привлекало в Австралии то, что это мультикультурная страна, где мы бы не были понаехавшими. Здесь нет одной единой нации, все откуда-то приехали — и это абсолютно нормально. Он оказался прав: мы легко вписались в местную среду, потому что эта среда представляет выходцев со всего мира.

В Австралии мягкий, тёплый климат. Всегда под боком океан, многие города стоят у воды. Это, кстати, быстрорастущие города, с хорошим потенциалом. В Австралии отличная эмигрантская программа. Сюда предлагают приехать людям, которые будут востребованы в профессиональном плане. То есть это не так называемая «колбасная миграция», когда люди переезжают потому, что здесь вкусно и тепло. По большей части это профессиональная интеллектуальная миграция, что делает людей, живущих здесь, интересными собеседниками, потенциальными коллегами и друзьями.

Сначала мы жили в городе Брисбен, штат Квинсленд. Это прекрасный город для старта, там дешевле жильё. Но потом нам захотелось тусовки — профессиональных знакомств, конференций, возможности себя проявить. Рынок труда всё-таки больше в Сиднее и Мельбурне. В последнем климат похуже, можно назвать Мельбурн австралийским Питером, а Сидней — австралийской Москвой. Поэтому сейчас живём в Сиднее.

 

«Австралийцы менее амбициозные люди, чем русские»

Культуру в Австралии можно назвать культурой наслаждения жизнью. Жители думают о том, как лучше провести время с близкими, сделать что-то интересное на работе, ищут вдохновение. Этот подход к жизни многие назовут поверхностным. Мы думали, что у людей здесь на уме одни пикники, вечеринки у бассейна, корпоративы, что местные явно не серьёзные и не глубокие люди. 

Но я поняла, что мне свойственно считать поверхностными тех, кто не страдал. В России другая культура — уважения к страданию. Это обусловлено нашим историческим прошлым. Я часто испытываю уважение к героям в романах, историческим персонам, которые страдали и умерли несчастными, а труд тех, кто добились чего-то без страданий, обесцениваю.

Наши австралийские друзья сказали хорошую вещь, когда мы обсуждали различия в менталитете: мы часто судим о людях поверхностно, не зная язык на уровне литературных текстов. Мы просто не способны поддерживать беседу, даже если попался глубокий и умный человек. Нам кажется, что с нами общаются на уровне small talk (разговор ни о чём, — прим. ред.), а с нами реально так общаются (усмехается). Даже несмотря на то, что я говорю на хорошем английском, этого не всегда достаточно. Но чем дальше, тем проще говорить на глубокие темы. Мешает и культурный барьер, кажется, что не страдавшие, не искавшие себя, не прошедшие трудности, не могут знать жизни.

Мы живём в Австралии полтора года, но близких друзей пока нет. Нет тех, с кем пуд соли съели — видите, я опять рассуждаю как человек из культуры страданий (смеётся). Но есть знакомые, с кем приятно общаться. Я не делю на национальности — есть и русские, и австралийские, и смешанные семьи. Разумеется, в Австралии есть русские диаспоры, особенно в Сиднее. Намеренно с русскими я не ищу общения. Это связано с тем, что по-настоящему открытые к новым вещам люди обычно не тусуются в закрытых сообществах, они наоборот исследуют мир. Мне кажется, в диаспорах остаются люди, которые не до конца ассимилировались, кому нужна поддержка своих или кто соскучился по своим, а возможности приезжать в Россию нет.

Ещё австралийцы менее амбициозны, чем русские. У них лучше с work-life balance (баланс между жизнью и работой — прим. ред.). Они спокойно относятся к работе, редко кто пойдёт на рекорд на рабочем месте. Хорошо, что у австралийцев соблюдён баланс, но в то же время нет стремления вложить себя, чтобы получить жизнеспособный результат. У них не в крови себя показывать, это простые, искренние ребята, которые не хотят, например, популярности в Instagram. Местами мне это сложно понять, а иногда это меня трогает. Я стала принимать, что мы разные.

 

«В дочери уживается и русское, и австралийское»

Австралия — мультикультурная страна. Я рада, что дочь с полугода живёт в таком государстве, где намешаны языки и культуры. Однажды мы играли на детской площадке, где с нами были ещё шесть ребят разных национальностей. Они вместе носились, мыли что-то в луже, кормили игрушки травой. При этом нет никакого барьера. Я смотрела на этих детей и понимала, что их ждёт совсем другое будущее, у них уже нет границ, им не нужна толерантность, которую мы, взрослые, в себе растим. Она в них впитана, они не различают цвет кожи, специфические черты характера. 

Моя дочь Майя ходит в англоязычный детсад. Да, на русском она говорит хорошо, потому что дома мы используем родной язык. Но прекрасно понимает, что в обществе мы общаемся на английском. В саду тоже использует его, уже может попросить воду или поменять подгузник. К счастью, у детей уходит меньше времени, меньше требует рефлексии, душевных метаний в этом плане. Сейчас я вижу, что в дочери отлично уживается и русское, и австралийское.

 

«Детский сад стоит около 5 000 рублей в день»

В школу дети начинают ходить с пяти лет, а в детсад — с полугода. Мне казалось это диким, но потом я поняла, что это правильно. Когда мы приехали в Австралию, я не понимала, зачем отдавать ребёнка так рано в сад. Но на детских площадках общалась с родителями, спрашивала о минусах и плюсах. Заметила, что те ребята, которые ходят в сад, меньше конфликтуют, ссорятся, ведут себя правильнее, не ревут. 

Здесь много внимания уделяют soft skills (буквально, мягкие навыки, то есть личные качества, — прим. ред.). Навык коммуникации поддерживается на государственном уровне: детей учат умению заботиться, помогать, решать конфликты, уважать себя и других, командному взаимодействию, мышлению, а не навыкам письма и счёта. Считается, что ты достигнешь благополучия, если научишься корректно взаимодействовать с людьми. Мне близка эта философия.

Сады не делятся на частные и государственные. Существуют только те, которые получили лицензию, что предполагает наличие в них высококвалифицированных эдьюкейторов (воспитателей — прим. ред.) — они порой гораздо лучше меня общаются с моей дочерью, объясняют, показывают, вовлекают в командные игры. Воспитатели присылают каждый день отчёты с фотографиями, где рассказывают, чем Майя отличилась, в чём участвовала, что сказала. Даже в первый день они дали оценку: мол, в ней очень развита избирательность, которую эдьюкейторы будут уважать, уважать её выбор. В каждом ребёнке они видят индивидуальность, несмотря на командную составляющую воспитательного процесса.

Не хочу идеализировать и сравнивать с Россией, потому что там в детсад я дочь не водила. Но в Австралии тоже огромные очереди в детсады. Да и стоит он недёшево. Если перевести в рубли, то примерно 5 000 в день. Мы получили субсидию, благодаря чему затраты на это у нас снижены, а так был бы серьёзный удар по бюджету. Это очень дорого, поэтому здесь принято рожать несколько детей подряд, чтобы мама сидела с ними, а потом разом выходила на работу.

«В Австралии человек априори здоров»

Мой ребёнок реже болеет, чем сверстники в России. Её не надо специально одевать, здесь мягкий климат, свежий воздух, мы постоянно гуляем, едим свежие фрукты и овощи. Ещё Австралия не та страна, где тебя залечивают. Когда Майя простужалась, я по привычке шла в больницу, но получала ответ, что врачи готовы лечить, если ситуация станет критичной. В остальном организм должен справиться с инфекцией сам, иммунитет не стоит угнетать лекарствами. Так и было, детский организм справлялся.

Когда приятели австралийцы видели, какая у нас аптечка, удивлялись, зачем так много лекарств, зачем мы так активно лечимся. Мне стоило усилия перестать ходить по врачам. Считала, что нормально, как только заболел — идти в больницу, проходить обследование, не запускать, сдать кровь минимум на четыре показателя. В Австралии вообще не так. Считается, что человек априори здоров.

И образ жизни у большинства здоровый. Когда я рассказала друзьям, что пошла в спортзал, они переглянулись и спросили: «А ты переставала?». Да нет же, вот, сейчас, с гордостью говорю, начну ходить! Оказалось, что для австралийцев бегать, заниматься в тренажёрке — обычное явление, не подвиг. Как чистить зубы два раза в день.

«Пожары — трагедия для всей Австралии»

Друзья и знакомые часто писали, что СМИ раздувают из лесных пожаров в Австралии проблему. Ведь леса горят каждый год, это естественное обновление. Да, это так, но посмотрите на масштаб. Все помнят сибирские пожары, но текущие австралийские гораздо крупнее, погибло много эндемиков, которые обитают только на этом континенте. Я видела репортажи, как спасатели носят на руках несчастных коал, выхаживают кенгуру, с пипетки кормят, чтобы спасти. Это тяжело, это трагедия для всей страны.

Были дни, когда мы не выходили на улицу, потому что пахло так, будто рядом развели костёр. У меня в телефоне всегда работало приложение по мониторингу чистоты воздуха. Дым и частицы горения опасны для людей. Маски не спасали, только специальные, строительные, которые невозможно было купить. Нельзя было найти очистителей воздуха в магазинах — всё раскупили, а поставки обещали в лучшем случае через месяц. 

Как-то даже фотографировала вид на улице, выкладывала в сторис, а люди подумали, что я наложила жёлтый фильтр. Ощущение фильма-катастрофы. Выходишь на улицу, вокруг никого, только редкого человека в маске встречаешь, остальные бегут от помещения с кондиционером к другому. Мы жили в доме возле реки, из окна обычно видно другой берег, но во время активного горения лесов ничего нельзя было рассмотреть.

Температура была под +40 градусов, это редкость для Австралии, сухость и сильный ветер усугубляли ситуацию. Я как-то забрала дочь из сада, она идёт и говорит: «Мама, мы как будто под гигантским феном идём», так вот дуло и грело. 

Иными словами, да, проблема колоссальная и не раздутая СМИ. Здесь тоже ругают власти, вспомнить того же министра чрезвычайных происшествий, который сказал: «Всё под контролем», но уехал с семьёй на Гавайи. Хотя в общем мне понравилось, как среагировали на проблему. Вливались огромные средства для тушения пожаров, набирали волонтёров, строили им лагеря, каждый день мимо дома проезжали пожарные машины, ветеринары и больницы были круглосуточно включены в работу по спасению животных. Только в последнюю неделю, пожалуй, нет особых проблем с пожарами, воздух более или менее чистый.

«Праздновать Новый год летом было странно»

Австралию представляют более экзотической, чем она есть на самом деле. Многим кажется, что здесь пауки и кенгуру ходят вместе с людьми. Но это не так, по крайней мере в городах, в цивилизации. Только однажды мы встретили в Брисбене поссума. Слышала несколько историй о том, как люди находят больших пауков или змеиную кожу на крыльце, но это единичные случаи.

Странно здесь то, что сезоны наоборот. У меня день рождения 26 января, а тут лето. Пришлось привыкать к тому, что Новый год мы празднуем в летних условиях, что у близких в это время зима. Это было странно. Сейчас уже  воспринимается абсолютно нормально.

 

«Я не могу сжечь мосты с Россией»

Очень скучаю по России — это моя страна, моя Родина. Я прожила в ней большую часть жизни, там живут мои друзья и родные. Некоторые, переезжая, говорят: «Всё, это прожитый этап, начинаем жизнь с нуля». Я не могу сжечь мосты. Россия — это часть меня и всегда ей останется. Но есть другая часть меня, говорящая, что можно попробовать другой образ жизни.

Объективно сравнить две эти страны я не могу. Мы живём здесь пока полтора года, изучаем всё. Не хочу звучать голословно, говорить, как эксперт, о рынке труда или ценах на жильё, продукты. Всё, что я сейчас рассказываю, — это индивидуальные наблюдения. Однозначно то, что мы переехали сюда, нас растит и делает гибче. И я пожелала бы такого опыта каждому. Не потому, что тут вкуснее кормят или зарплату дают в долларах, а не в рублях. А потому, что это круто — знакомиться с другими культурами лицом к лицу. Важно только то, какими мы становимся из-за этих перемен, мыслей, а не то, где именно живём или сколько платим за молоко.

Фото: Яна Белова / Instagram


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Яндекс.Метрика