gazeta.a42.ru
13 ноября в 19:21 Общество

Как стать приёмной мамой. Об удочерении на конкретном примере

Ольга и Евгений Ивановы* три месяца назад привезли Аню из детского дома, став ей мамой и папой. До этого они больше года собирали документы, проходили обучение и процедуру подбора. Ольга рассказала, какие этапы должны пройти приёмные родители и как это происходит на самом деле.

Усыновление и опека: в чём разница

На 1 ноября в государственной базе данных детей, нуждающихся в семейном устройстве, 42 265 записей. По данным Минпросвещения детей в детдомах примерно в полтора раз больше, чем в базе — потому что пока по документам у них есть родители. Такая схема называется временным размещением — когда по заявлению законных представителей дети могут жить в детдоме до полугода. 

— Мы взяли Аню, когда у неё ещё не было статуса оставшейся без попечения, — рассказывает Ольга. — То есть её биологическую мать лишают родительских прав, но процесс не завершён. Я не уверена, что могу об этом рассказывать, может быть, так нельзя. Вдруг мама остепенится и успеет повернуть процесс лишения вспять. С другой стороны, в опеке работают опытные люди, они наверняка знают, кто возвращается за детьми, а кто – нет.

В любом случае, когда над ребёнком берут опеку, он сохраняет контакт с биологическими родителями – этому нельзя препятствовать. Также сохраняется его статус и льготы — например, право на жильё от государства и упрощённое поступление в вуз. Ребёнку ежемесячно перечисляют пособие, которым приёмные родители распоряжаются в его интересах и отчитываются об этом перед органами опеки.

А вот усыновлённые или удочерённые теряют связь с прежней семьёй. По закону тайна усыновления охраняется: ни должностные лица, ни даже обычные граждане не должны раскрывать информацию о том, что ребёнок не родной, о его кровных и приёмных родителях. За разглашение грозит уголовное наказание.

У усыновлённого ребёнка может быть такая же фамилия, отчество и права наследования. Провести усыновление можно только в суде; органы опеки лишь дают заключение и помогают подготовить документы. После этого ребёнок перестаёт быть сиротой, никаких льгот и регулярных пособий семье не полагается.

Ольга намерена в будущем удочерить Аню.

— Пока дочь маленькая, это не очень важно, — говорит она. — Но со временем она начнёт размышлять о том, почему у неё с братом отличается фамилия, почему у неё другой статус, возникнут вопросы в школе. Важно, чтобы она была уверена: она — наша, мы никогда не отдадим её назад, мы приняли её по максимуму.

Скрывать тайну происхождения Ольга при этом не собирается.

— Я не буду обманывать дочь, ведь мы должны доверять друг другу. Кроме того, никто не застрахован от какой-нибудь условной соседской бабки, которая однажды скажет ей, что эта мать — не родная. Дети бросаются искать кровных родителей, проводят расследование, всё переосмысливают. Мне сложно даже представить, катастрофа какого масштаба происходит в голове у ребёнка, который понимает, что его всю жизнь обманывали. Этого нельзя допустить. 

Шаг 1. Обратиться в органы опеки

Решение о приёмном ребёнке не может быть спонтанным.

— Сначала мы просто рассуждали об этом отстранённо, теоретически, — рассказывает Ольга. — У нас уже был родной сын, проблем со здоровьем нет. Мы с мужем говорили, что второго ребёнка можно взять из детского дома. Кто-то вообще не готов воспринимать эту идею всерьёз, не готов принять ребёнка, не родного по крови. Но мы были готовы. Между первой мыслью и решением прошло больше двух лет.

Когда решение вызрело, будущий родитель должен обратиться в районный отдел опеки и попечительства по месту жительства. Там ему расскажут о процедуре, требованиях закона и необходимых документах.

— Отдел опеки есть в каждом районе Кемерова, но желающих стать приёмными родителями принимают в одном месте — на Кирова, — рассказала Ольга. — Там нам выдали список документов и рассказали о школе приёмных родителей. 

Шаг 2. Пройти школу приёмных родителей

Семейный кодекс РФ требует от претендентов в приёмные родители пройти подготовку по специальной программе. Курс длится 60 часов и включает ответы на широкий круг вопросов, которые возникают у приёмных семей.

— В Кемерове школ две — при детском доме на Южном и при детском доме на Комсомольском, — рассказывает Ольга. — Мы ходили два месяца два раза в неделю. Занятие длится примерно два часа. Рассказывают буквально всё: психологические особенности, здоровье, адаптация, юридические вопросы и так далее. Занятия ведут педагоги, психологи и юристы, работающие в детских домах и органах опеки. В группе у нас было около 30 человек — и семейные пары, и одинокие мамы, и даже семьи с бабушками. Если в паре опекунами заявляются оба родителя, то и школу обязаны пройти оба. Это сложно, потому что занятия начинались в шесть, а мы работаем до шести. Надо куда-то деть родного сына, с работы отпроситься. Но мы ходили на все занятия, потому что понимали: они в первую очередь нужны нам. Они очень полезные. Приходят «действующие» приёмные родители, которым можно задать вопросы. Надо вам — спускаетесь на этаж ниже, смотрите на этих детей. Приходят погружённые в вопрос люди, которые всё рассказывают без прикрас. Многие именно на этапе школы приёмных родителей отказываются от идеи взять ребёнка — и это хорошо. Ведь возврат очень бьёт по психике. Поэтому в школе приёмных родителей педагоги не стремятся «сбагрить детей»: если новоиспечённые родители их потом вернут, проблем у всех будет только больше.

Отказать в усыновлении может и опека. Для этого нужны серьёзные основания:

  • судимость за преступления против жизни и здоровья, свободы, чести и достоинства;
  • заболевания, такие как туберкулёз, болезни нервной системы, онкология, наркомания, алкоголизм;
  • лишение родительских прав или опеки в прошлом.

Кроме того, не могут быть приёмными родителями несовершеннолетние и инвалиды I или II группы.

Шаг 3. Собрать документы

Кроме сертификата о прохождении школы приёмных родителей, понадобится набор документов. Точный список дают органы опеки, в общем случае он выглядит так:

  • справка об отсутствии судимости;
  • справка с места работы с указанием должности и средней зарплаты;
  • выписка из домовой книги или другая бумага, подтверждающая право пользования жильём — например, договор долгосрочной аренды;
  • копии личных документов: паспорт, свидетельство о браке и другие;
  • автобиография каждого члена семьи;
  • медсправка каждого взрослого члена семьи.

Когда все документы собраны, сотрудники опеки выезжают к заявителю домой, готовят акт обследования жилищных условий и итоговое заключение.

Чтобы не терять времени, люди обычно посещают школу приёмных родителей и параллельно собирают документы. Если родителей двое, пакет документов нужно собрать на каждого.

— На форумах часто ноют, что вот, как это долго, как это сложно, — рассказывает Ольга. — Полная ерунда, ничего сложного нет. К работодателю и в МВД один раз обратиться, школу родителей пройти, в больницу сходить. Самое долгое – справка о несудимости, её нужно ждать месяц. В муниципальной поликлинике процесс ещё может затянуться, потому что всех врачей-специалистов надо обойти. Но если хочется быстрее, есть частные медцентры, за две тысячи рублей справку сделают за два дня.

Кроме того, будущих родителей тестирует психолог: выясняет психологическое состояние и мотивы. Тест несложный, примерно как при приёме на работу. После положительного заключения от опеки родителей вносят в единый банк данных.

Шаг 4. Пройти подбор

Почти 20 лет в России существует Государственный банк данных о детях, оставшихся без попечения родителей. Данными оперируют региональные и федеральный оператор, представленный в интернете в виде сайта усыновите.ру. Здесь статьи, новости и методички в помощь приёмным родителям, координаты для обращения и система поиска анкет детей.

— Есть база родителей и база детей, — рассказывает Ольга о работе системы. — Есть федеральная база данных по России, но очереди в ней нет, это просто список. А вот в каждом городе своя база, и в них как раз стоят родители в очереди. Теоретически можно взять ребёнка из любой точки страны, но по факту ты, получается, должен сначала встать в очередь именно в этой точке. Мы сделали так в четырёх небольших городах Кузбасса — где-то были сотыми, где-то пятидесятыми. До первого звонка из опеки прошло девять месяцев; у кого-то бывает и дольше. Второй звонок был ещё через три.

Просто прийти в детский дом и выбрать ребёнка нельзя. Зато для поиска можно задать параметры: пол, возраст, группу здоровья, даже внешние данные.

— У каждой семьи свои мотивы, — объясняет Ольга. — Наверное, подразумевается, что это в интересах ребёнка, чтобы он был похож на родителей. Мы не выбирали цвет волос или глаз, только в целом тип внешности. Ведь если родители европеоиды, а ребёнок — азиат, это всю жизнь будет привлекать внимание, к которому готовы не все. Кроме того, из-за слишком сильной разницы мне было бы сложнее воспринимать ребёнка как своего. Я ни в коем случае не расистка, но мне хотелось бы, чтобы дочь гармонично вписывалась в нашу семью.

Существует устойчивое представление, что в детдомах ждут устройства в семью тысячи здоровых маленьких детей. На деле таких мало: их быстро разбирают по семьям. Остаются подростки и дети с серьёзными проблемами со здоровьем. Но Ольга с супругом заранее решили, что не готовы взять ответственность за ребёнка с инвалидностью.

— С одной стороны, проявляя такую избирательность, чувствуешь стыд, — говорит она. — С другой стороны, я понимала, что просто не вывезу. Лучше заранее отказаться от идеи, чем взять ребёнка, а потом вернуть. Это огромный стресс для них, дети травмируются, винят себя, замыкаются. Это неприемлемо для меня, это мой самый страшный страх. Честь и хвала тем, кто может взять больного ребёнка — но это не я.

Шаг 5. Познакомиться

Дети и их будущие родители знакомятся в детском доме. Обычно это происходит в отдельной комнате или на прогулке, не на глазах у других детей.

— Волновалась ужасно, живот крутило, как перед экзаменом, — вспоминает Ольга. — Мы купили там куколку, ещё что-то, и поехали. Я знаю, что ребёнку просто говорят — приедут Оля и Женя, они хотят поговорить с тобой. Малыши не понимают, зачем это, лет до пяти. А после уже наверняка понимают. Другие родители рассказывали, что порой дети смотрят и спрашивают: «Ты — моя мама?». Или малыш бежит следом: «Мама, папа!».

При знакомстве обязательно присутствует педагог, который много рассказывает о ребёнке.

Шаг 6. Пройти адаптацию

После знакомства будущие родители уезжают. Теперь они должны принять одно из важнейших решений в жизни.

— Мы изначально не были настроены взять абы кого, лишь бы побыстрее, — вспоминает Ольга. — Не в том смысле, что мы избирательны или капризны, а в том, что не только дети должны подходить родителям, но и родители — детям. Решили заранее: если мы оба будем уверены, что это наш ребёнок — только тогда заберём. Вариант «сдать назад» я не рассматривала, ни за что бы не отдала — несла бы крест до старости. Чтобы родительство не стало таким крестом, мы не торопились.

Ольга и Евгений стали приёмными родителями после второй такой поездки. Начался период адаптации. Он длится от шести месяцев до нескольких лет и традиционно считается непростым.

— Мы подробно изучали тему. Я читала книги Людмилы Петрановской — «Дитя двух семей», «Тайная опора», каких-то блогеров по теме, смотрела документальные фильмы про сирот. Посоветовать могу только книги. Фильмы в основном устарели, а блогеры часто паразитируют на болезненных темах, сильно утрируют, говорят ерунду. Да, есть такие приёмные дети, которые какашки на стены мажут. Но их единицы, а послушать блогеров — кажется, чуть ли не все такие. Это неправда. Понятно, почему так происходит: одно дело Петрановская — образованный и умный педагог, учёный и психолог. Другое — блогеры, которым важен хайп, просмотры.

Новообретённая дочь живёт у Ольги с Евгением четвёртый месяц. У неё небольшая разница с братом — меньше года. Ольга долго готовила сына: рассказывала о доме, в котором живут дети и ищут семью. Мальчик привык к этой мысли и с нетерпением ждал сестру. Ольга показывает видео на смартфоне: дети лазают по дивану, смеются и играют. Вот мальчик обнимает Аню и говорит: «Я люблю сестрёнку».

— Признаюсь, меня бесит, когда люди, узнав, что дочь приёмная, рассыпают комплименты, называют героями. Это какое-то нелепое восхищение. Тебе же не говорят из-за собственного ребёнка, что ты герой? В чём тогда разница? Я ещё могу понять, когда так называют тех, кто принимает детей с пятой группой здоровья, с тяжёлыми нарушениями. Вот они да, герои. А у меня просто есть дочь.

*Имена изменены по просьбе участников


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Новый формат Комьюнити: как прошёл онлайн-форум для социальных предпринимателей Кузбасса
Яндекс.Метрика