gazeta.a42.ru
1 декабря 2020 в 14:40 Здоровье

Манту, зелёнка и чеснок: околомедицинские стереотипы, до сих пор отравляющие жизнь

Стереотипы вообще и медицинские стереотипы в частности изучают не врачи, а социологи и психологи. Причины появления мифов в целом понятны: медицина развивается, данные обновляют и уточняют, устанавливают новые запреты и снимают старые — а люди-то уже привыкли к тому, что было раньше. Так и получается, что простуду лечат оциллококцинумом, давление — банками, ветрянку — зелёнкой.

Иногда миф укореняется, когда народное сознание творчески «дорабатывает» и расширяет реально существующие свойства. В итоге от ОРВИ спасаются чесноком в коробочке на шее; на деле вероятность успешно встретить вампира и защититься от него и то больше.

Мы обсудили с врачом четыре околомедицинских мифа и попытались понять, почему они ещё живы.

Не мочить Манту

На самом деле: мочить можно.

Врачи об этом знали всегда, но запрещали на всякий случай. В итоге «всякий случай» достиг таких масштабов, что детям перематывали руку полиэтиленовым пакетиком, заклеивали «пуговку» пластырем или просто не мыли по три дня. Разбираться пришлось на уровне главного фтизиатра Минздрава. «Мочить можно, нельзя расчёсывать. Теребить нельзя, тереть мочалкой», — сказала Ирина Васильева в 2018 году агентству ТАСС, совершив почти революцию в массовом сознании.

Подробности и история

Вода может повлиять на результат, только если отправить её под кожу. «Ну вот, есть же дырочка, а вдруг затечёт как-то», — пожимают родители плечами и ошибаются. «Дырочка» закрывается практически мгновенно, и влить воду можно разве что вторым внутрикожным уколом.

А вот чего нельзя делать — так это физически воздействовать на папулу: мять, надавливать, тереть и чесать. Возможно, рекомендация не мочить место инъекции появилась, чтобы люди её не тёрли полотенцем. Этого на самом деле не следует делать, нужно легонько промокнуть.

— До массового внедрения реакции Манту в СССР использовали другой тест — пробу Пирке, — объясняет врач-рентгенолог Ольга Полева. — Туберкулин наносили на маленькие царапины, сделанные медицинским инструментом — примерно так же сейчас определяют, на какое вещество у пациента аллергия. При таком способе мочить место пробы, естественно, нельзя. Реакция Манту сменила пробу Пирке ещё в семидесятых, а запрет мочить остался и дожил до наших дней.

Несмотря на разъяснение главного фтизиатра, многие медсёстры, ставящие детям «пуговки», продолжают сопровождать процедуру словами «не мочить». Привычка — великая сила!

Мазать царапины «зелёнкой»

На самом деле: «зелёнка» работает, но есть более эффективные средства

Антисептические свойства «бриллиантового зелёного» не подвергают сомнению, но вот степень их эффективности современными методами никто не проверял. «Зелёнка» появилась и распространилась намного раньше введения двойных слепых рандомизированных исследований, на необходимости которых настаивают скептики. Такой проверке подвергают каждый новый лекарственный препарат, чтобы доказать его реальную эффективность в клинической практике. Исследования в рамках доказательной медицины — важный этап при выходе нового лекарства на рынок. Но «зелёнка» в выводе на рынок давно не нуждается, стоит копейки — и потому проводить масштабные исследования попросту некому и незачем. 

История и подробности

Бриллиантовый зелёный, так же как метиленовый синий или красный фуксин — это синтетические органические красители, которые сначала использовали в текстильной промышленности. Медики в XIX веке попытались использовать их, чтобы окрашивать препараты с микроорганизмами, и заметили, что те перестают размножаться и гибнут. Так красители стали антисептиками. В XXI веке почти нигде, кроме стран бывшего СССР, бриллиантовый зелёный как антисептик не используется — есть более эффективные обеззараживающие вещества.

— В медицинской практике используют препараты более эффективные, — объясняет Ольга Полева. — В первую очередь, этиловый спирт, хлоргексидин и перекись водорода. «Зелёнку» используют скорее по привычке или если нужен подсушивающий эффект. Кстати, зелёнка — это ведь спиртовой раствор, так что антисептиком выступает и спирт. Ещё ею как красителем удобно помечать везикулы при ветрянке: если перестали появляться новые — значит, заразная фаза позади. То, что именно лечить ветрянку зелёнка никак не помогает, знают уже, наверное, все.

«Зелёнка» широко распространена, дёшева, а главное, привычна — в этом, пожалуй, и секрет её живучести.

Использовать чеснок и лук для профилактики ОРВИ

На самом деле: от вирусов не спасут

Препаратов с доказанной профилактической эффективностью против вирусных заболеваний практически не существует. По-настоящему эффективна только вакцинация, а помогают организму справиться с вирусами профилактические меры — физическая активность, проветривание, поддержание нормальной температуры и высокой влажности воздуха.

— Чеснок, лук, банки, горчичники, барсучий жир, растирание спиртом, спирт внутрь и так далее и тому подобное никак не поможет при ОРВИ, — отрезает Ольга Полева. — Фитонциды, которых в луке много, действительно могут убивать бактерии, но влиять на течение вирусного заболевания лук не может даже теоретически.

История и подробности

Лук действительно поселился в медицинских трактатах давно, со времён египетских фараонов и Гиппократа. И если многие утверждения древних могут вызвать улыбку, эффективность лука как здоровой пищи не оспаривается и сейчас. Лук подавляет рост ряда микроорганизмов, содержит витамины и сахара.

— Проблема не в луке или чесноке — это замечательные и полезные растения, — говорит Ольга Полева. — Проблема начинается, когда человек, нуждающийся в квалифицированной помощи, заменяет подлинное лечение чесночной водой или разложенным по дому луком. В этих случаях лук может и навредить, потому что даёт ложное спокойствие и мешает лечиться по-настоящему.

Бояться флюорографии чаще раза в год

На самом деле: цифровую флюорографию можно сделать 20 раз — и всё равно уложиться в норму.

История и подробности

Обстановка в рентген-кабинете не располагает к легкомысленному отношению к радиации. Перед снимком медсестра надевает на пациента свинцовый бронежилет, а прежде чем включить аппарат, скрывается за толстой стеной и подаёт команды через громкоговоритель. Многие полагают, что если меры безопасности столь внушительны, делать три или четыре рентгеновских снимка в год ни в коем случае нельзя. Иначе — мутации, лучевая болезнь и мучительная смерть как в сериале «Чернобыль».

— Универсальной и точно определённой допустимой дозы облучения пациента в нормативных документах не прописано, — говорит Ольга Полева. — Количество облучения и его влияние на здоровье существенно различается в зависимости от времени и метода исследования, изучаемого органа, источника излучения, свойств организма и других обстоятельств. Поэтому врачи обычно говорят об «эффективных» и «усреднённых» величинах — так как фактический уровень облучения у всех разный.

Тем не менее, усреднённые величины известны. При цифровой флюорографии грудной клетки человек получает дозу в 0,05 миллизиверта, при плёночной — 0,3, при КТ шейного отдела позвоночника — около 5 миллизиверт. При этом постановление главного санитарного врача России рекомендует для здоровых людей при проведении профилактического осмотра не превышать эффективную дозу 1 миллизиверт в год — то есть цифровую «флюшку» можно сделать 20 раз.

Строгий учёт облучения ведут только в отношении работников АЭС, врачей-рентгенологов и других подобных специалистов — так как они, несмотря на меры предосторожности, облучаются ежедневно. 

— Для пациентов количество рентгеновских исследований ограничено не какой-то формальной цифрой, а принципом разумности, — говорит Ольга Полева. — Мы проводим исследование, когда отказ от него принесёт больше вреда, чем само исследование. Если лечим пневмонию, мы можем делать флюорографию каждую неделю и даже чаще, и это совершенно оправдано, бояться этого не нужно.

Среднегодовая нагрузка врача не должна превышать 20 миллизиверт и в отдельный год 50 миллизиверт — но даже превышение этого порога очевидных последствий иметь не будет. Это лишь статистическая граница, за которой начинает повышаться риск их наступления. Опасность более низких доз не подтвердилась за десятилетия наблюдений. Доза, после которой начинается лучевая болезнь — около 3 зиверт, то есть выше допустимой среднегодовой для врача-рентгенолога более чем в сто раз.

Фото: pixabay.com, архив A42.RU


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
«Не думала, что правильное питание может быть таким»: кемеровчане оценили доставку здоровой еды
Яндекс.Метрика