gazeta.a42.ru
8 декабря 2020 в 15:20 Культура

Монументальная советская живопись: нужны ли муралы на старых домах

В Кемерове на перекрёстке улиц Терешковой и Сибиряков-Гвардейцев есть выцветший от времени рисунок, занимающий весь торец «хрущёвки». Он в монументальном советском стиле изображает семью, которая шагает в светлое будущее. Если спросить прохожих, что это за рисунок, когда и зачем его создали — едва ли кто-то сможет ответить. От масштаба картины становится немного не по себе: люди жили, верили во что-то, а теперь символ их веры постепенно выгорает забытый и, кажется, никому не нужный.

Таких декоративных элементов — остатков советского уличного искусства — немало в Кемерове, Новокузнецке и других городах Кузбасса. Откуда они появились, имеют ли художественную ценность, какая судьба их ждёт? Корреспондент A42.RU Вячеслав Ворожейкин решил найти ответы.

Искусство или пропаганда

Первый известный историкам вид искусства — наскальная живопись. Люди рисовали на стенах жилищ события, которые их волновали, и продолжают это делать до наших дней. Египетские фрески, витражи храмов, уличные граффити помогают осмыслить то, что происходит в мире, зарядиться эмоциями, отвлечься или, наоборот, сконцентрироваться на какой-то идее.

В XX веке монументальные рисунки на стенах в основном выполняли пропагандистские задачи. Мурал (от испанского «el muro» — «стена») в СССР попал, скорее всего, из Мексики, где вдохновлённые революцией художники с помощью рисунков призывали рабочих к борьбе с буржуазией. И до сих пор культурологи видят главное отличие советской монументальной живописи от современных муралов не столько на уровне композиции и сюжета, сколько на уровне ценностей. Советские художники старались заглянуть в светлое будущее и делали упор на вечность, а современный мурал — это в большинстве случаев актуальное высказывание, и потому временное.

Техника, конечно, тоже отличалась. Современные муралы используют техники стрит-арта, где главный инструмент — краска, которую наносят аэрозольными баллонами, валиком и кистью. Советские художники же создавали мозаики, фрески и витражи.

— Мне очень нравится советская монументалка, — говорит кемеровский граффити-художник Никита ParisOne Лысенко. — Почти всё, что я видел, вызывает положительные эмоции. Я особо не изучал историю советских муралов, но могу предположить — в целом, это на поверхности лежит, — что архитектура утилитарных советских районов, лишённая большинства декоративных элементов в пользу скорости строительства, удешевления, упрощения и борьбы с роскошью, нуждалась в хотя бы минимальном оформлении. Что на этих фасадах изображено — тоже хорошо объясняет цель создания этих рисунков. Пропаганда высоких ценностей и воспевание народа. И, по большому счёту, это не плохо, это мне даже нравится. Крепкая советская семья, молодая, смотрящая вперёд; женщины, как правило, не выставляющие напоказ половые признаки, а как бы подчёркивающие равенство в обществе независимо от пола, перспективы в космической индустрии, передовые технологии союза, первенство в гонке вооружений, первенство в спорте. Всё это должно было радовать взгляд и вдохновлять. Думаю, свою функцию советские муралы выполняли отлично.

Мозаики московского метрополитена, выложенные в 1930-х, стены и фасады исторических зданий, например, Дворца пионеров, Музея Вооружённых Сил СССР, кинотеатра «Октябрь» и других пополнили культурный фонд страны, разошлись по энциклопедиям и учебникам. Но бум муралов пришёлся на годы активной стройки пятидесятых и шестидесятых.

Культурная ценность или памятник истории 

Художественная ценность массовых советских творений — вопрос спорный. Они мощно передают дух эпохи, но не всегда блещут художественными изысками и особенным мастерством. А чтобы историческая ценность стала очевидной, прошло слишком мало времени.

Кемерово и особенно Новокузнецк были призваны стать воплощением мечты советских людей о городах будущего. Мощная промышленность, ровные ряды многоэтажек, «улицы — наши кисти, площади — наши палитры» и город-сад — так хотели видеть Новокузнецк советские художники и поэты. Видели ли они в этой картине внутренние противоречия, теперь сложно сказать. Получилось то, что получилось — почти помпезные фасады «сталинок» растворились в тысячах серых «хрущёвок» и панельных девятиэтажек. Фрески о роли комсомола, сцены освоения космоса и сюжеты о светлом будущем осыпались и сменились ровным слоем штукатурки. То, что осталось, создано в основном в восьмидесятых, странно контрастирует с вывесками магазинов и доживает век в безвестности.

Если сравнивать такую мозаику на фасадах советских школ с флорентийскими шедеврами, она проиграет. Только стоит ли? Перед художником стояла задача декорировать довольно утилитарное здание, и он её выполнил. Сейчас же украшать школы и детские сады никто не думает вовсе.

— Художественная ценность теперь приобрела ещё и исторический аспект, — уверен Никита Лысенко. — То есть тут важен взгляд сквозь эпоху, понимание, что было актуально. Не так уж важно, госзаказ перед нами или творческий порыв коммуниста. Важно увидеть скрытые смыслы, попробовать прожить их. Важно оценить сложность исполнения или наоборот — изящную передачу и раскрытие темы через простые графические приёмы.

Найти автора и узнать историю рисунка на Терешковой, 44 нам не удалось вообще. Его нет в краеведческих заметках, о нём ничего не знают жильцы дома. Те, кто переехал сюда в начале восьмидесятых, говорят, что рисунок уже был.

Сохранять или не сохранять

Чтобы с рисунком на фасаде начали что-то делать — охранять или, например, реставрировать, — он должен попасть в реестр объектов культурного наследия России. Есть целый орган исполнительной власти специальной компетенции, который отвечает за сохранение, популяризацию и охрану памятников истории и культуры — Комитет охраны объектов культурного наследия Кемеровской области.

Объекты неравнозначны: мероприятия для особо ценных членов Списка всемирного наследия ЮНЕСКО и объектов культуры муниципального значения очень отличаются. Главный и едва ли не единственный плюс для попавших в «местный» список — их нельзя просто соскоблить при следующем ремонте. Впрочем, «советские муралы» в реестре отсутствуют.

— Часть таких работ приходит в негодность со временем, — рассказывает Никита Лысенко. — Я бы обязательно реставрировал и сохранял их, искал авторов, рассказывал об их идеях горожанам, об истории создания… Ведь это наша история. И не просто сухие факты с датами, а с бэкграундом актуального искусства того времени. Скорее всего, для этого нужен федеральный проект или инициатива какого-то мецената, а уж исполнители точно найдутся.

В 2017 году телеканал «ТВН» сообщил, что в жилом районе Соцгород в Новокузнецке группа горожан подала заявку о признании фасадов двух домов на проспекте Кузнецкстроевском и административного здания угольной компании на проспекте Курако объектами культурного наследия. В 1980, 1981 и 1985 годах фасады украсили в трудоёмкой технике сграффито: на слой штукатурки одного цвета наносили слой другого и прорезали в глубину. Получилось объёмное изображение. Однако по состоянию на октябрь 2020 года этих зданий в реестре нет.

— Включение памятника в реестр объектов культурного наследия проводится в соответствии с заключением государственной историко-культурной экспертизы, которую проводят специалисты, имеющие соответствующую лицензию Министерства культуры Российской Федерации, — рассказали в администрации Кемерова. — Основанием для включения объекта в реестр является его историко-культурная ценность, которая и определяется аттестованными министерством экспертами.

Похожая история произошла и в Кемерове: при начале реконструкции кинотеатра «Юбилейный» собственники демонтировали советский металлический барельеф. В социальных сетях горожане выражали беспокойство: они надеялись, что барельеф вернут на место, перенесут на другое здание или разместят в музее. Городское управление архитектуры тогда рассматривало варианты сохранения композиции, однако сберечь её так и не удалось.

— В настоящее время барельеф «Красноармейцы» демонтирован с фасада кинотеатра «Юбилейный» силами организации, производящей строительные работы на данном объекте. После демонтажа восстановление барельефа стало невозможным, — рассказали в администрации Кемерова.

Продолжать или начать заново

История с советскими сюжетами на кемеровских стенах получила развитие с неожиданной стороны в 2018 году. Художники из Кемерова и Новосибирска в рамках проекта «Герои наших улиц», поддержанного городской администрацией, нарисовали четыре огромных портрета героев, в честь которых названы кемеровские улицы (A42.RU подробно писал об этом). Валерий Чкалов, Иван Черняховский, Юрий Двужильный и Вера Волошина теперь смотрят на горожан со стен домов. В 2020 году в рамках другого проекта нарисовали пятый портрет — Сергея Тюленина. Это пример общероссийского тренда: стрит-арт становится общественно одобряемым способом украшения городского пространства.

Назвать современных художников продолжателями советского уличного искусства нельзя: другая техника и приёмы. Да и смыслы другие. Современные муралы на «советскую» тему — дань памяти героическим предкам, призыв не забывать их лица и имена. При этом пусть утилитарные, но подлинные артефакты советского времени постепенно исчезают.

Фото: администрация Кемерова, «Агентство развития Соцгорода», Вячеслав Ворожейкин, A42.RU, «Кузнецкий рабочий»


Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
Новая Mazda CX-30 — теперь и в России
Яндекс.Метрика