21 декабря 2021 в 18:07 Общество

Гендиректор Goodline: о кузбасских цифровых продуктах, бережливом сервисе и развитии города

Скоростной интернет через оптоволокно продолжат заводить в частные дома, кемеровчане прочувствуют свою идентичность и получат лучшие городские объекты. Роман Жаворонков, генеральный директор ведущего интернет-провайдера Кузбасса, подвёл итоги уходящего года и рассказал о планах на наступающий. Как изменятся мобильные приложения, технологии управления и городская жизнь, записал корреспондент A42.RU Вячеслав Ворожейкин.

Об интернете в частном секторе и ставке на сервис

Роман Жаворонков — один из основателей и генеральный директор Goodline, компании, которая 20 лет назад стартовала как локальный интернет-провайдер. Последние пять лет региональные провайдеры уходят с рынка или поглощаются федеральными, а Goodline как был, так и остаётся крупнейшим провайдером региона.

По словам Романа Жаворонкова, рынок стал зрелым, возможности для экстенсивного развития исчерпаны: все, кто хотел, интернет подключили. Тянуть кабели больше некуда, массового перетока абонентов тоже ожидать не приходится, а общее их количество и вовсе уменьшается из-за физической убыли населения. Поэтому провайдер повернулся лицом к частному сектору, пригороду и ближним деревням. Ведь мобильный интернет по скорости и надёжности по-прежнему уступает кабельному, и жители рады получить устойчивую и быструю связь.

— Мы осваиваем новые территории, строим GPON в деревнях, которые примыкают к городам Кузбасса, — рассказывает Роман Жаворонков. — В этом году вышли на массовое строительство, всего же подключили более 20 000 домохозяйств. Принципиальная сложность в том, что в одной хрущёвке живёт столько же людей, сколько в маленькой деревне.

Впрочем, гендиректор Goodline отмечает, что эти подключения принципиально не меняют ситуацию на зрелом рынке. Роль сервиса, который предоставляет абонентам компания, существенно выше.

— Мы местные. У других компаний ближайший колл-центр может быть и в Барнауле, и в центральной России. Работу, конечно, можно настроить так, будто они здесь сидят, но на практике этой сервисной работой никто не занимается. Потому что одно дело инфраструктуру построить: взял кучу денег, нанял подрядчиков, они по проекту всё сделали. Это понятная и относительно простая операция. А вот наладить сервис — улыбаются твои люди или нет, проходят ли в грязной обуви в квартиру, должны ли надевать перчатки, и надевают ли на самом деле, или только вид делают, и так далее — этими деталями, в отличие от нас, никто особо не занимается. Потому что это реально сложно, а результаты сходу не видны, — объясняет Роман Жаворонков.

Об управленческих технологиях: сложная структура и Lean

Кроме сервиса, привлекающего абонентов, большой эффект компании приносит устранение потерь времени и денег за счёт роста эффективности управления и изыскание внутренних ресурсов и возможностей. Goodline третий год внедряет Lean — технологию бережливого производства.

— Чем сложнее организована компания, тем меньше у руководителя возможности лично залезть в какой-то бизнес-процесс, «отвёрткой подкрутить» и получить результат, — объясняет Роман Жаворонков. — Внедрение сложных современных методов даёт другую глубину управления, но каждый уровень совершенствования всё сложнее и сложнее. 15 лет назад ты мог что-то «подкрутить» и оно подкручивалось, потом потребовалось внедрить проектное управление и так далее. Сейчас мы продолжаем встраивать технологии бережливого производства в единый комплекс управленческих технологий компании.

Lean появился как концепция управления крупным материальным производством — например, заводом. Однако Роман Жаворонков уверен, что те же методы устранения потерь, предупреждения брака и совершенствования процессов подходят и в телекоме.

— В сервисных организациях вместо материальной продукции передвигается информация, вот и вся разница, — подчёркивает предприниматель.

О мобильных приложениях: штурмуют больницы и Нью-Йорк

За 20 лет Goodline вышел далеко за рамки местного интернет-провайдера. Сейчас это точка связки группы компаний в разных сферах, от видеопродакшена и СМИ до разработки мобильных приложений. И это, конечно, уже не локальная история. Например, мобильное приложение «Запись к врачу» по всей России работает с федеральной информационной системой здравоохранения ЕГИСЗ, а приложение «Кавёр» — афиша необычных событий и мест не для всех — штурмует мировые столицы.

— Мобильные приложения прибыльны в России, но отечественный рынок узкий, нужно выходить на мировой. «Кавёр» штурмует Нью-Йорк, месяца четыре как закрепился в Будапеште. Когда его экономика сведётся, можно будет масштабироваться ещё, скажем, на десять городов. Это кропотливая, методичная работа: пара десятков гипотез в неделю, из которых почти ничего не взлетает, но что-то даёт надежду. В цифровых проектах такие механики — ты меняешь проект, что-то сходится, и он начинает экспоненциально расти. Но в какой момент это произойдёт — не всегда понятно, — рассказывает Роман Жаворонков.

Самый успешный на данный момент проект, стартовавший под крылом Goodline — Wachanga — приложения для семьи и родителей. Сегодня он имеет в портфеле 9 приложений на платформах iOS и Android, объединённых в единую экосистему «Ассистент развития семьи». Общее количество установок в этом году перевалило за 20 миллионов. Wachanga играет заметную роль в развитии FemTech. А годовая выручка основных продуктов (Календарь беременности, Женский календарь — Clover, Кормление и уход за новорожденным) выросла от 1.5х до 6х (предварительно). Месячная выручка компании сейчас в 3 раза больше, чем годом ранее.

— Wachanga сводила юнит-экономику последние полтора года, — рассказывает Роман Жаворонков. — Стала прибыльной и хорошо выросла. И изменился состав пользователей: стало больше из развитых, обеспеченных стран.

Об улучшении городской жизни: Идентичный Кемерово

Goodline последовательно и настойчиво раскручивает тему поиска городской идентичности. В 2019 году в парке «Антошка» компания инициировала строительство «Площади кузбасских историй» — креативного пространства, которое создали сами горожане. Одна из ключевых целей была в том, чтобы отработать механики новой городской экономики — производства сложных услуг, связанных с культурой, образованием, туризмом. Развитие городских пространств и новой городской экономики напрямую связано с формированием региональной идентичности.

Роман Жаворонков говорит, что именно в концепции городской идентичности, про которую пока не все понимают, что это такое и с чем её едят, кроется основа будущих изменений в подходе к архитектуре, событиям, пространствам и другим составляющим городской жизни. Именно городская идентичность лежит в основе пирамиды, на вершине которой — более человечный, удобный и красивый город, отвечающий потребностям, настроениям и желаниям кемеровчан.

В 2021 году Goodline стал ключевым организатором создания отдельного документа или, точнее, управленческого инструмента — Модели идентичности Кемерова.

— Опираясь на Модель идентичности, нужно создавать технические задания для архитекторов, дизайнеров, продюсеров. Если откинуть психологическую и социальную инерцию, можно реализовать масштабные и крутые вещи в городе хоть завтра. Но так как откинуть их невозможно, непонятно, сколько лет на это понадобится, — считает Роман Жаворонков.

Пока Goodline, опираясь на Модель идентичности, помогает кемеровчанам реализовать увлечения, связанные с любовью делать что-то руками — потому что они, как выяснилось в ходе разработки модели, очень распространены. Получается что-то вроде платформы-агрегатора, которая позволяет хэндмейдерам монетизировать увлечения, а городу — получить самобытные штрихи к имиджу в глазах страны и мира в виде сувениров, открыток, произведений искусства. Это не самый важный аспект городской жизни, но он позволит отработать механизм приложения Модели идентичности к реальности.

— Для начала нужно «прибить гвоздями» то, что уже сделано. Конвертировать увлечения горожан в идентичные сувениры, построить дистрибуционную инфраструктуру в виде стоек, магазинов, аккаунтов в Instagram[*]  и так далее. Дать авторам гранты, чтобы помочь реализоваться, снять риск «на попробовать», обеспечить продажи. И через какое-то время, если повторять это достаточно последовательно, механизм будет крутиться и формировать элемент городской креативной экономики, — рассказывает гендиректор Goodline.

Goodline всегда был немного больше, чем провайдер. Доступ в интернет в начале двухтысячных менял жизнь сам по себе, но кроме того, локальные компьютерные сети формировали локальные сообщества и поддерживали субкультуру. Мобильные приложения экономят время и делают жизнь комфортнее и современнее. Goodline — важный проводник цифровизации региона, компания консультирует и поддерживает платформу «Кузбасс Онлайн», созданную для решения проблем жителей, прозрачного диалога горожан, властей и обслуживающих организаций. Goodline уже 20 лет так или иначе меняет городскую жизнь, и чем дальше, тем разнообразнее и глубже.

Возможно, в этом один из секретов успеха.

Фото: Goodline


* - запрещён на территории Российской Федерации

Поделиться

Комментарии:

Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Важные проекты

Читайте далее
Календарь хорошего настроения с подпиской Mixx от Tele2
Яндекс.Метрика