25 августа в 16:30 Общество

Практика идентичности: истории горожан, которые решили творить по-кемеровски

Художники, архитекторы, театралы, студенты и домохозяйки — люди совершенно разных профессий, занятий и склада ума однажды собрались вместе и решили, что хотят быть не просто частью города, а активными его созидателями: проектировать пространства и арт-объекты, создавать уникальную сувенирную продукцию в духе кемеровской идентичности.

Что побуждает горожан участвовать в проекте «Идентичный Кемерово», чем они вдохновляются и как доводят до реализации те идеи и задачи, о которых раньше даже не задумывались? Эти и другие вопросы мы задали участникам проекта и хотим поделиться их историями.

Елизавета Гусельникова — креативный предприниматель, 10 лет назад она переехала в Кемерово из области. Об «Идентичном Кемерове» узнала от подруги, та пригласила её на проектный семинар, участники которого искали смыслы города в характере, ландшафте и опыте — что в будущем легло в основу Модели городской идентичности. Путь Елизаветы в команде «Идентичный Кемерово» начался с проектирования локаций в районе Рудничного бора, и уже полтора года Елизавета остаётся одним из активных участников проекта.

 — Мне понравился подход, сама методология создания пространств, — отметила Елизавета. — Это не просто кто-то сверху взял и придумал — сами жители изучили, посмотрели и решили сделать что-то в городе для себя. До этого я не особо думала, что я — кемеровчанка. Когда втянулась в проект, то отношение к городу стало более осознанным. Сама возможность что-то менять воодушевляет.

Чувство сопричастности к городу — первое, что возникает у участников проекта. Затем включается потребность в самореализации. Почти все постоянные участники «Идентичного Кемерова» отмечают, что после проектных семинаров у них появилось желание идти в реализации идей до конца.

— В 2019 году мы строили «Площадь Кузбасских историй», — рассказывает Ярослава Уткина, режиссёр театра «Ярус», — было около 50 горожан, которые провели исследование парка «Антошка», сами строили, пилили. Мне кажется, что этот опыт был даже более ресурсно затратный, чем следующие проекты. В воздухе тогда витало ощущение, что следующим летом мы прям «жахнем» и пространство заработает. Но в следующем году случился ковид и всё затихло. Наверное, тогда появилось осознание, что нужно не только над парком работать, а делать срез идентичности всего Кемерова.

После обкатки модели идентичности на лестницах в Рудничном  бору (а перед этим в парке «Антошка») девушки вместе с другими участниками семинаров включились в проектирование участка набережной напротив будущего Мариинского театра. Это был первый проект такого масштаба, и что самое важное, кемеровчане действительно могут его реализовать.

— Командой примерно из 30 человек мы провели исследование: 300 горожан заполнили подробную анкету, рассказали, что для них набережная, чего не хватает, с чем ассоциируется, какой хотели бы видеть, — вспоминает Елизавета. — Это была не наша основная работа, мы занимались проектом в своё свободное время. Такой практики в нашем городе ещё не было.

В техническом задании участники проекта постарались отразить все «боли» и многогранный характер горожан — именно это делает проект набережной по-настоящему кемеровским. Уже долгое время одной из самых острых болевых точек  является вопрос «чистоты Искитимки». По мнению местных жителей,  именно с него и нужно начинать благоустройство территории. Именно поэтому было решено, что функционал новой набережной должен наглядно показывать процесс очистки воды. Так появилась идея флотатора — их промышленный вариант используется в шахтах. Специалисты КузГТУ разработали для кемеровской набережной вариант поменьше и почти полностью прозрачный.

— Если хотя бы часть технического задания будет реализована — это уже потрясающий опыт. Это значит, что у нас всё «срослось»: горожане разработали ТЗ, выступили звеном между властью и заказчиком. Ведь часто работают неместные компании, они не знают, какие мы и что нам нужно. Как минимум, есть люди, готовые проводить исследования — это уже здорово, — подытожила Елизавета.

Сейчас девушки продолжают работать с моделью идентичности, но каждый занят своим делом. Елизавета помогает авторам с выпуском кемеровской продукции — например, угольного худи с принтом в виде пылающего сердца.

У Ярославы есть собственный проект — театральная лаборатория KUZBASSING, которую она развивает с учётом опыта креативной экономики. Участники лаборатории — актёры-любители, обычные кемеровчане. В этом месяце у них состоится дебют: предстоит поставить пять спектаклей про Кузбасс и уникальность региона. Сама Ярослава объясняет, что выступает, скорее, идейным партнёром проекта, чем его постоянным участником.

— Когда человек идёт на проектный семинар, он, скорее всего, уже в какой-то степени креативщик, — рассказывает Олег Скворцов, ещё один участник проекта «Идентичный Кемерово». — Другой человек вряд ли отреагирует на такой инфоповод.

Ключевые слова здесь «в какой-то» — в проекте люди учатся дополнять компетенции друг друга. Реализовать идеи авторам помогают продюсеры — горожане, которые уже прошли все этапы обучения, владеют моделью идентичности и имеют опыт работы по созданию сувениров, мерча по-кемеровски.

— Например, я работал с «кемеровской белкой» — это игрушка, запрос на которую озвучили предприниматели на Неделе креативных индустрий, — рассказывает Олег. — Её авторами стали мама и две дочки. Не было такого, чтобы они сразу представили дизайн: они сделали техническое задание, составили смету и заказали прототип у знакомой швеи. Другой пример — игрушка «Ласка», у её авторов также не было опыта в дизайне. Кемеровчанки нарисовали макет-выкройку, рассказали, в чем её идентичность ласки. Обе игрушки участвуют в конкурсе от предпринимателей. 

В планах у команды горожан — продолжать развивать методологию, создавать кемеровские сувениры, мерч и общественные пространства.

Фото: Идентичный Кемерово

Поделиться

Комментарии:

Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Важные проекты

Читайте далее
Яндекс.Метрика