Вход
Клик - клик! Сообщение!
gazeta.a42.ru

Шукшин, и слёзы, и любовь: как заключённые становятся актёрами

11 октября 2017, 10:28 0 608

Заключённые исправительной колонии №5 поставили спектакль по повести Василия Шукшина «А поутру они проснулись». Семь историй из вытрезвителя сыграны так, что недоверчивый зал смеялся и плакал вместе с актёрами. «Газета Кемерова» посмотрела премьеру и встретилась с режиссёром, который выходит на свободу уже в этом месяце.

В «пятёрке» отбывает наказание около 700 человек. Сюда попадают за кражи, побои, грабежи, угоны — это общий режим, сроки у осуждённых небольшие. Поэтому и коллектив Дома культуры обновляется часто. Каждые 2–3 года артисты выходят на свободу, а им на смену приходят новые. Легко ли здесь создать театр?

Заключённому Вячеславу Боброву это удалось. Когда преподаватели КемГИК предложили ему поставить пьесу Шукшина, он влюбился в неё. Сам отобрал актёров и не испугался, что некоторые из них никогда прежде не выходили на сцену.  

 

Непридуманная история

У входа в клуб ИК-5 — написанная акварелью афиша: «А поутру они проснулись», Василий Шукшин, играют артисты театральной студии «Браво». Труппа совсем молодая, ей и года нет. Неоконченную повесть Шукшина здесь поставили меньше чем за три месяца.

— Мы пришли к ребятам в клуб, чтобы роли распределить, послушать каждого, — вспоминает старший преподаватель КемГИК Татьяна Овчарук, она более 10 лет курирует художественную самодеятельность в исправительных колониях. — А они показали нам готовый спектакль! Мы были поражены. Дальше только корректировали, советовали, чтобы сделать его ещё лучше.

Мы поднимаемся в зал по деревянной лестнице. Главные зрители — заключённые — уже заняли свои места. Они в первый раз смотрят пьесу в колонии и неизвестно, как воспримут её. Лица серьёзные, замкнутые. 

В зале гаснет свет. Первым на сцене появляется Александр Панов с аккордеоном. Музыка в спектакле живая, она первая захватывает внимание. Для каждой сцены — своя музыкальная зарисовка. От классики до «Темы дороги» из фильма «Бумер». Панов импровизирует, улыбается залу — кажется, что для него припасена отдельная роль. Только без слов.

Поднимается занавес. Железные кровати, окно с городским пейзажем — нарисованным, но таким ярким и плакат — «Пьянству бой!» родом из 70-х. Семеро мужчин встречают утро в вытрезвителе. Все спокойно дремлют, и только один из них мечется по палате, перепуганный:

— Где я?! Э-эй!.. Есть тут кто-нибудь?! Где я?..

Это Очкарик. Кандидат наук, который, может, впервые в жизни напился и не помнит, как здесь оказался. Ранимый, даже беззащитный и при этом смелый. Он готов отвечать за свои поступки, а в финале даёт отпор своему обидчику, хотя тот гораздо крепче его и сильнее. Режиссёр Вячеслав Бобров сыграл главного героя так, что веришь — он и сам тот самый Очкарик, маленький человек с отважным сердцем.

Урка — бывший зэк — подначивает интеллигента, пугает: мол, ты убил человека, под трамвай толкнул, когда вы из-за формулы заспорили... Две противоположности столкнулись. Зал в напряжении. Когда же рванёт? Виталий Сурженко играет Урку с куражом, щеголяет блатными словечками, залихватски рвёт майку на груди перед дракой. Можно подумать, что он и в жизни такой, но это не так. И уже после премьеры мы в этом убедимся — молчаливый, тактичный Сурженко и в сравнение не идёт со своим героем.

А пока на сцене спорят: виноват ли Очкарик, отчего загремел в вытрезвитель Тракторист — то ли свинье соседской глаз подбил, чтобы огород не топтала, то ли на асфальт в недобрый час выехал. Включаются в перепалку и остальные — кто шутливо, а кто всерьёз. Сухонький, Нервный, Мрачный — у каждого безымянного персонажа своя история — комичная и трагическая одновременно. Когда в вытрезвителе появляется социолог с единственным вопросом: «Как вы здесь оказались?» — мы слышим голос каждого.

Мрачный признаётся, что он напился и решил проучить неверную жену. Ворвался в квартиру, всех гостей разогнал, одного негодяя даже в мусоропровод спустил — «лишь бы плечи пролезли, а там весь пройдет». А потом оказалась, что квартира чужая и люди незнакомые. Не в тот троллейбус сел. Смешно? Нам — да. А герою от себя самого страшно и горько — Валерий Блынцев сумел передать отчаяние невезучего крановщика. Это его дебют, причём блестящий.

Шукшинские рассказы — как наша жизнь. Такое нарочно не придумаешь. Когда уборщица, сердобольная тётя Нюра, появляется на сцене и по-матерински жалеет мужичков, раздаёт по сигарете: «По одному — у окошка вон, чтоб запаху не было...», — они немного оттаивают. Как и зал, до этой минуты напряжённый — при виде актёра в женском платье по рядам прокатился смешок, но тут же потух. Героиня-то вышла живая, невыдуманная. Впрочем, как и все остальные персонажи.

Когда немногословный Сухонький вместо откровений выдаёт социологу гневную тираду, все замирают от изумления:

– До сих пор на луну не высадились, а по вытрезвителям бегаете. На луну лететь надо, вот что! Взяли моду — рису-уют, высмеивают... А на луну кто полетит?! Пушкин? Чем рисованием-то заниматься, на луну бы летели.  А то на луну вас не загонишь, а по вытрезвителям бегать — это вы рады без ума…

Нам бы смеяться, а сердце щемит. Актёры прожили пьесу, а не сыграли. По-шукшински, с открытым сердцем, не жалея эмоций и азарта. Смех пополам с грустью, размышления о том, кто мы такие и что с нами стало — это и есть «А поутру они проснулись».

Неоконченная повесть для театра в постановке ИК-5 обрела финал, который сам автор дописать не успел. Последним на сцену вышел милиционер-надзиратель и заключил: «Какие этому причины? Да нет их. Меру надо знать». Грохнули аплодисменты. Артисты вышли на поклон и подхватили на руки невысокого, худенького Очкарика — режиссёра Вячеслава Боброва. Того, кто подарил им этот спектакль.

 

Театр начинается с режиссёра

Вячеслав Бобров спускается со сцены счастливым. Сегодня всё удалось, и он обнимает своих артистов, жмёт им руки. Первая пьеса удалась. До колонии Вячеслав Бобров работал монтажником и не имел никакого отношения к театру. Искусством увлёкся уже здесь — два года он работает в местном Доме культуры.

— Раньше мы устраивали концерты, пели на разных языках на «Битве хоров», играли трёхминутные скетчи в КВН. Спектакль в нашей колонии впервые! Я до этого даже в школьных пьесах не играл. Но когда прочёл «А поутру они проснулись», загорелся, — с восторгом рассказывает Вячеслав. — Я и раньше Шукшина любил, несколько раз смотрел «Калину красную», читал его рассказы. Эта пьеса сразу нам всем на душу легла. Получилось ярко, согласитесь со мной? Может, я немного преувеличиваю. Но как иначе! Я горд за ребят.

Самое сложное было — собрать труппу. Из старой команды ДК в спектакле остались только Павел Шабанов и аккомпаниатор Александр Панов. У первого память феноменальная — он прочтёт страницу текста и уже к вечеру будет знать её наизусть, — отмечает режиссёр. В Сухоньком он был уверен. Остальных артистов только предстояло найти. И Виталий прослушивал всех желающих, приглядывался к заключённым в столовой, ПТУ — искал нужные типажи.

— Здесь сработала интуиция. Взять хотя бы Мрачного – Валерий Блынский ни разу не участвовал в самодеятельности. Но взгляд у него какой! Я подошел к нему и говорю: «Валера, ты мой!» Мы уже общались, дружили. Он вначале спорил: «Где я, где сцена…» Но я повторял: «Валера, у тебя все получится!» И заразил его этим азартом, игрой. Так и с другими ребятами получилось. Все они из разных отрядов. За два месяца мы друг друга хорошо узнали и подружились.

Режиссёр признаётся, что на роль Очкарика артиста так и не нашёл. Талантливый Шабанов не согласился. Пришлось сыграть самому. Задача стала ещё труднее: за работой коллег приходилось наблюдать со сцены, а не из зала. Но они работали с большей отдачей рядом с Вячеславом, чувствовали его поддержку.

Театральной студии «Браво» придётся работать дальше без Вячеслава Боброва. В октябре он покинет колонию.

— Я скоро вернусь домой. Уже прошёл комиссию и жду суда. Здесь я провёл три с половиной года, два из них занимался творчеством. Как я оказался в колонии? По Шукшину — сплошное недоразумение. Меня ждут жена и сын. Мой мальчик учится в третьем классе, занимается спортивными танцами — самба, румба, ча-ча-ча. В январе он выступал в Москве на Всероссийских соревнованиях и занял второе место. Я горжусь им и посвящаю ему этот праздник. Благодаря ему что-то у меня получается. И скоро мы будем вместе. А дело моё в студии продолжит Саша Панов, он хороший парень, талантливый.

Владимир Хондеров, начальник отдела по воспитательной работе с осуждёнными ИК-5:

– Вячеслав Бобров, наш режиссёр, скоро поедет к своим близким. В ближайшем будущем условно-досрочное освобождение ждёт и Павла Шабанова, который сыграл Сухонького. Люди выходят на свободу, коллектив обновляется. Но у нас теперь есть главное – театральная студия, в которой будут раскрываться новые таланты.

Парни за время работы над спектаклем сдружились, повеселели. Осуждённые, зрители, тоже благодарили после спектакля. Представляете, какой у артистов будет авторитет в отряде? Они сами просили, чтобы их знакомые пришли, посмотрели на них. Им приятно выступать на сцене. Это настоящий праздник для всех, глоток свежего воздуха.

 

«Такого даже в детдоме не было»

Студия «Браво» стала вторым театральным коллективом в колониях Кузбасса. До этого был только «Камелёк» в ИК-29 — заключённые из колонии особого режима выступают на сцене уже 10 лет. Каждую весну они готовят премьеру — это и классика, и пьесы современных драматургов. Преподаватель КемГИК Татьяна Овчарук все эти годы помогает им в творчестве. Опекает она и дебютантов из колонии №5. После премьеры артисты обступили её и расспрашивают наперебой, что им ещё сыграть.

— Теперь надо показать, что вы не только Шукшина поставить можете. Нужно что-то другое — движения добавить, показать что-то водевильное, — размышляет она.

— Побольше эмоций? — интересуется Виталий Сурженко.

— Не столько эмоций, сколько владения собой и своим телом. А с залом вам легче было?

— Легче, гораздо легче, — соглашается Саша Сокольцев, который сыграл тётю Нюру. — Атмосфера такая была в зале…

— Волновался первые 10 минут, потом спокойно — привык, — делится Урка.

— Да, потом представляешь себе: никого нет, а это жизнь, — улыбается Иван Ташкинов, сыгравший Электрика.

— Мне говорили: «Не смотри зрителям в глаза. А я наоборот, с таким чувством смотрел! — рассказывает Сергей Коваль, Нервный. — Первый раз это испытал, хотя раньше в КВН участвовал и в «Битве хоров». Даже в детдоме такого не было!

— Мы оправдали ваши надежды? Я ведь не преступника сыграл, социолога, — спрашивает Никита Балисенко.

— То, что вы сделали – этому любой театр может позавидовать. Вы финал сделали. Вышли и сказали главную идею вашей постановки. Фраза точная — как в басне мораль. Пьеса написана в 1970-м, в 1974 Шукшина не стало. Он её переписывал, изменял, так и не завершил… Но вы сделали это за него, — восхищается Татьяна Овчарук.

— В том-то и дело, пороки человеческие те же — и тогда, и сейчас, — грустно замечает Алексей, который и завершил спектакль, играя старшину. Срок он отбывает за нападение на полицейского — ирония судьбы. 

Татьяна Овчарук благодарит артистов и прощается с ними. Она гордится ими не меньше, чем режиссёр-постановщик: каждый учёл пожелания педагогов и полностью выложился на премьере. Мы выходим из клуба вместе и беседуем по пути на КПП.

— Меня всегда поражает, как легко работать с заключёнными. Они настолько заинтересованы, для них театр — отдушина. Это же вид искусства, доступный для всех. Ребята готовы всё сделать, любую критику принять. А ещё с ними интересно, — рассказывает Татьяна Георгиевна. — В репертуаре колонии №29 уже 11 пьес. Помню, как начинали с «Собачьего сердца». Артисты выбрали застольную сцену — профессор учит Шарикова вести себя прилично за столом. Посмотрела – а у них вышел радиотеатр. Игра голосом, отвернёшься — не врут! И я начала рассказывать, как героя показать – утащить рюмку у Преображенского, например. И они удивились: «О! У нас интереснее, чем в кино».

— Кто сегодня вас удивил больше всех?

— Полицейский, который здорово зафиналил повесть Шукшина. Главный герой — Очкарик. Он в материале лучше всех! Его визави, Урка, не менее хорош, но он перенервничал немножко, речь поплыла. А так он сильный. И нравится Сухонький, поразительный был монолог о Луне.

— Откуда такие самородки берутся?

— У меня был один студент, с которым мы начинали работать в колониях. Владимир Дёмин, актёр театра на Весенней. Он одну хорошую вещь сказал: «95% всех талантов — здесь, за колючей проволокой».

Мы уезжаем из колонии на улице Свободы счастливыми. И всё это — благодаря актёрам из театральной студии «Браво». Хочется пожелать им удачи — на сцене, а главное, в жизни.


оставить комментарий

MEDIAMETRICS

Новости Кузбасса

MEDIAMETRICS

Обсуждаемое


Интересное на а42.ru

Загрузка...

Стал очевидцем события или происшествия? Скорее высылай фото или видео и получай вознаграждение!

В случае публикации вознаграждение составит 500 рублей.

Прикрепить файлы
Максимальный размер файлов — 60 Мб Типы файлов — jpeg, jpg, gif, png, qt, mov, avi, mp4, mpeg, mpg, webm, ogv, 3gp

Яндекс.Метрика