gazeta.a42.ru
24 октября 2017 в 15:19 Общество

Кемерово ван Лохема: как строили «Маленькую Голландию»

Кемеровчане во главе с журналистом и краеведом Владимиром Сухацким собрались в экспедицию по «Маленькой Голландии».  Это правобережная часть Кемерова в районе Рудника, где в 20-е годы прошлого века творил голландский архитектор Иоханес Бернардес ван Лохем. 

 

Абызова, 12

Наша экспедиция начинается в 12:00 воскресенья на трамвайной остановке «КЭМЗ». Садимся на «тройку» и едем на правый берег до остановки «Рудник». Далее пешком:  всего предстоит пройти 1 644 метра.

Вместе с краеведом маршрут решили преодолеть основательница антикафе «Кот да Винчи» Ольга Васильева, историк архитектуры Ирина Захарова, архитектор Сергей Зыков, знаток голландско-кузбасских отношений Екатерина Вильчикова, активистка Татьяна Кардаильская и другие кемеровчане.

Пеший маршрут начинается у старой школы Кемеровского рудника, которая стоит на улице Абызова, 12. Раньше улица носила название Черкесской, а в 1967 году была переименована в честь нашего земляка Михаила Петровича Абызова, который погиб на фронте в 1942 году, бросившись на амбразуру немецкого ДЗОТа. 

«Маленькая Голландия» появилась на карте нашего города во времена, когда здесь успешно развивалась автономная индустриальная колония «Кузбасс» (1922–1927). Архитектор Ван Лохем был приглашён председателем правления АИК Себальдом Рутгерсом в 1926 году.

— Ван Лохем — человек левых убеждений, — рассказывает Владимир Сухацкий. — Выпускник Делфтского университета, в Нидерландах строил виллы для богатых, а также социальное жильё. У него было четверо детей, своё архитектурное бюро. Рутгерс думал, что колония будет процветать, поэтому пригласил Ван Лохема в Кемерово (чтобы не было путаницы, в статье я буду использовать современное название нашего города. — Примеч. авт.).

Ван Лохем приезжает в Кемерово в марте. Тогда, по сути, никто не занимался архитектурой, не было никаких градостроительных планов. И Ван Лохему пришлось обойти всю территорию рудника и измерить её шагами, чтобы иметь хоть какое-то представление, где строить. Население Кемерова в то время — порядка 20 000 человек. Ван Лохем посчитал, что через 10 лет оно вырастет до 250 000 (население, которое появилось только в 50-е годы), и, значит, нужно строить город с 5 000 домов. Планировалось, что на руднике появится также театр, универмаг и школа. Правда, из этого списка Ван Лохем успел построить только последнюю.

В строительстве школы использовался знаменитый кирпич с клеймом «АИК», образец которого можно увидеть в музее-заповеднике «Красная горка». Вообще кирпич для архитектора имел первостепенное значение, но его в Кемерове не было. Тогда Ван Лохем посылает пробы кемеровской глины в Голландию, откуда приходит заключение, что глина отличного качества. После этого в Кемерове строится несколько небольших кирпичных заводов. Кирпич на них изготавливается по американскому стандарту — он меньше, чем наш сегодняшний. Его толщина 5 сантиметров, ширина 10 и высота 20 сантиметров. 

В условиях нехватки кирпича Ван Лохем использовал в строительстве так называемую кладку Герарда, когда полые стены заполнялись изолирующим веществом: шлаком, извёсткой. Такой метод кладки использовался в Сибири впервые.

— Особенность таланта Ван Лохема была в том, что он не просто сочинял в кабинете, он шёл на место и смотрел, — говорит Владимир Сухацкий. — Использовал все преимущества и недостатки рельефа, почты, ландшафта в проектировании. Школу, кстати, долго не пускали в эксплуатацию, потому что к архитектору постоянно придирались. Знаете, какая была одна из основных придирок?

— Туалеты, — слышны ответы участников экспедиции.

— Вот видите, вы всё знаете, — говорит журналист. — Действительно Ван Лохему запретили размещать туалеты внутри здания школы, хотя изначально они планировались в коридорах первого этажа.

— В 2005 году мы со студентами обмеряли подвалы школы, они полностью железобетонные и хорошо сохранились, — говорит Ирина Захарова, историк архитектуры. — Первоначально школа выглядела не так, как сейчас. Башня у школы была выше на 5,5 метра, в ней находился бак, который вмещал больше 150 тонн воды. Глядя на это деревянное здание, задаёшься вопросом, как оно может выдержать такой вес. Но дело в том, что внутри башни спрятан железобетонный каркас: это четыре колонны, которые сходятся наверху под углом 45 градусов, на них лежит монолитная тарелка с бортиками, а на тарелке стоял бак. Его демонтировали в 60-е годы, когда провели центральное водоснабжение. Для того чтобы снять бак, разобрали башню, но восстанавливать её в первоначальном виде потом никто не стал.

Место, отведённое под школу, было самым высоким в районе, поэтому Ван Лохем счёл целесообразным вписать в центр здания водонапорную башню. Кстати, неподалёку размещалось пожарное ДЕПО, и бак был рассчитан таким образом, чтобы напора воды хватало для тушения любого пожара в районе.

— Ещё обратите внимание на то, какие в школе огромные окна, — говорит Владимир Сухацкий. — В то время оконное стекло выпускалось размером 60 сантиметров, поэтому окна имеют такой решётчатый вид.  

Семилетка Ван Лохема прослужила по своему прямому назначению до 1964 года. Потом здесь размещался отдел рабочего снабжения (ОРС) «Кемеровоуголь», спортивно-техническая школа РОСТО. В 2000-х годах в здании арендовал помещение цех по производству корейских закусок, а теперь в кирпичной пристройке к зданию, которая появилась на месте сгоревшего в 90-е годы деревянного спортзала школы, размещается мясной цех.

Кстати, ещё одна неслучайность в строительстве школы — её угловое размещение. Дело в том, что в Голландии таким образом строятся все школы. Все классные комнаты имеют юго-западную и юго-восточную ориентацию — так, чтобы солнце было весь день. На северную сторону выходят коридоры.

 

Абызова, 4

Далее идём к так называемым домам-«колбасам», которые находятся неподалёку, на карте они имеют адрес «улица Абызова, 4». Проходим мимо здания бывшей бани (построена в 1925-26 годах) Кемеровского рудника, которое сейчас находится в частных руках. Автор проекта бани неизвестен, но предполагается, что это был главный консультант по строительство при правлении АИК «Кузбасс» Альберт Коттер. Это американский инженер-строитель, специалист по железобетонным конструкциям. 

При строительстве бани Кемеровского рудника впервые в городе было использовано новое конструктивное решение: арочное железобетонное монолитное перекрытие. Кроме того, форма здания также была необычной, сочетающей в себе два пересекающихся объёма: прямоугольный с арочным перекрытием и встроенный в его центральную часть параллелепипед с плоской кровлей. Первоначальный вид бани до нашего времени не сохранился.

И вот подходим к знаменитым домам-«колбасам», про которые все слышали, но не все видели.

— Расскажу, насколько ультрасовременными были постройки Ван Лохема, — говорит краевед Сухацкий. — Согласно официальной статистике, по норме того времени на одного человека полагалось 2,5 квадратных метра жилой площади. Фактически было ещё меньше — порядка одного квадратного метра. А в этих домах чуть ли не по 10 «квадратов» на человека.

Этот тип дома для рабочих был спроектирован Ван Лохемом на основе голландского опыта строительства дешёвого жилья. Дома состояли из нескольких секций-блоков. Сегодня самые большие из сохранившихся блочных домов на 22 и 24 квартиры. Из-за длины местные жители прозвали их «колбасы». «Дома-колбасы» также были построены с применением кладки Герарда. Кроме того, в каждой квартире было предусмотрено небольшое помещение под туалет, но из-за нехватки средств в них не была проведена канализация.

— Ван Лохем был идеалистом, он считал, что если русские люди будут жить в его таунхаусах, то перестанут пить водку, — говорит Владимир Сухацкий. — Но народу не понравились такие новшества, вот что писал Ван Лохем в одном из писем: таунхаусы «вызвали большое сопротивление у рабочих, привыкших жить в отдельно стоящих лачугах и считающих цепь сомкнутых домов отвратительной». 

Всего Ван Лохемом было разработано около 30 домов разного типа, по проектам Ван Лохема или по его переработанным проектам по всему Кузбассу было построено порядка 850 домов. Похожие дома-«колбасы» в 30-е годы были построены в Прокопьевске и Ленинске-Кузнецком.

Проходим вдоль всего длинного здания. Раньше здесь было 24 квартиры. Сейчас заселена всего одна: в ней живёт охранник, который следит за тем, чтобы дома не разобрали по кирпичику. Вообще все здания, которые мы видели, включены в реестр памятников архитектуры регионального значения, а также в список голландского архитектурного наследия за рубежом.

 

Красная горка

Идём на Красную горку, где Ван Лохем строил жильё для управленцев. Поскольку кирпича не хватало, архитектор сочетал два вида материала — кирпич и дерево. На Красной горке он построил несколько видов коттеджей, кстати, о них мы рассказывали в материале про экстремальную экскурсию к Горелой горе. Это двухэтажные дома на две и четыре квартиры, а также одноэтажные дома с мансардами.

К слову, проекты Ван Лохема критиковались не только за туалеты. Например, всевозможные комиссии выносили решения о непригодности двухэтажных зданий для жилья — в виду того, что «сверху вниз течёт вода, а снизу вверх идёт дым» (это из резолюции комиссии).

Устав бороться с бюрократизмом, Ван Лохем в 1927 году вернулся в Голландию, чтобы вдохнуть свежего воздуха, как он писал другу.

Наше путешествие по «Маленькой Голландии» завершилось у монумента «Память шахтёрам Кузбасса», откуда мы спустились к трамвайной остановке и снова сели на «тройку» и разъехались кто куда. Кто-то домой, кто-то по делам, а кто-то пошёл в «Кота», чтобы обсудить увиденное. 


Поделиться

Комментарии:

Подпишитесь на оперативные новости в удобном формате:

Читайте далее
В Кемерове открылась лаборатория «Эксперт», проводящая обследования по мировым стандартам
Яндекс.Метрика